Образование
Передача «Обретение смыслов»

Степан Сулакшин: Добрый день, друзья. Сегодняшнее слово, термин, понятие, категория из числа, наверно, самых обыденных, каждый с ним сталкивается, каждый сталкивается с ним, когда речь идет о развитии его детей. Это образование. Ну согласитесь, что звучание слова для каждого из нас, абсолютно исчерпано, совершенно все понятно, что мы имеем ввиду, когда касаемся этого термина. Но на самом деле, и в особенности в нашей стране, в особенности в текущий исторический момент, за этим словом целая тектоника содержаний, смыслов в различных контекстах, в различных очень напряженных  человеческих и даже политических ситуациях и конфигурациях. Вот попробуем заглянуть туда, что ж там такого неоднозначного, что такого важного, иногда конфликтующего и иногда очень ценного и наоборот тревожного, когда эти ценности растворяются. Сегодня к сожалению профессора Лексина с нами нет, он в командировке, но в следующий раз мы будем уже в штатном составе. Начинает Вардан Эрнестович Багдасарян.

Вардан Багдасарян: Слово образование соотносится с другим словом, образ. И это весьма важно, поскольку это дает понимание целевого ориентира образование, т.е. создание образа человека. Отсюда различие моделей образования, потому что различие образов человека, каждая культура номинировала свой идеальный образ человека и под этот идеальный образ выстраивала свою модель образования. Образование представляет собой один из базовых таких кирпичиков цивилизаций, когда гибнут институты, гибнут какие-то скрепы социальные, остается образование, оно как микрокосмос и по этому кирпичику можно восстановить, возродить всю цивилизацию. И наоборот, гибнет система цивилизационно-идентичной системы образования, прерывается система трансляций социального опыта и все, цивилизация не восстановится. Есть принципиальный вопрос, вопрос о соотносимости системы образования с системой вообще жизнеустройства, с социальной системой.

Не может быть такого, чтобы социальная система была одна, а система образования была другой.

И поэтому система образования соотносится с той социальной, в целом моделью жизнеустройства, которая выстраивается в том или ином обществе в соответствующий исторический период времени. Посмотрим, как это было в истории России. Первоначально, если мы посмотрим в Российской империи, какой вызов существовал. Модель Российской империи – это была сословная модель, такая же модель выстраивалась в отношении образования, сословное образование в Российской империи, тем не менее, ставились задачи модернизации. Задачи модернизации предполагали вовлечение в образовательный процесс широких масс населения, отсюда возник кризис, отсюда возник бой, с одной стороны элитарная система, элитарный пропуск в образовательную среду, с другой стороны, потребности в модернизационных процессах.

Другое противостояние, которое было в Российской империи и прибавлялось через систему образования, ведь у нас образовательные институты, они в значительной степени являлись результатом петровских инноваций, поэтому образовательные институты возникали, как такой иноцивилизационный конклав.

Что говорить, если до 1820 года известный царско-сельский лицей, тот самый пушкинский лицей, преподавание там велось на французском языке, т.е. цивилизационно-идентичной системы образования не было.

И поэтому не случайно, эта уваровская известная формула «православие, самодержавие, народность», оно впервые, ведь Уваров был министром просвещения, и у Уварова эта формула первоначально предназначалась для системы образования, т.е. воспитывать в духе православие, самодержавие, народность, а уже за тем, через систему образования это было строительство новой принципиальной идеологии. Советская образовательная модель, она отличалась несколькими основополагающими чертами, и в этом проявлялась специфика вообще социальной модели, которая, была установлена в Советском союзе. С одной стороны, это модель эгалитарного образования, это модель, которая адресовалась обучению всех, всеобщее образование. На Западе принципиально иная модель, на Западе есть элитарные школы, есть элитарные ВУЗы и есть массовое образование. Обучение там строится на принципиально-разных основах, качество образования в элитарных школах и массовых школах принципиально различно.

Так вот Советская модель, она этот элитаризм упраздняла, она адресовала качественное образование для всех, для всего народа. Вторая черта была Советской системы, это политехнический характер образования, этот принцип был связан с идеей общественной пользы, Советская школа была должны ориентировать учащегося не на индивидуальную успешность, а на успешность всего общества. Чтобы выпускник школы, потом выпускник ВУЗа приносил пользу своим трудом всему обществу и отсюда трудовая советская школа, отсюда все соответствующие педагогические разработки. Третья компонента Советской системы образования, это была компонента, связанная с воспитательными задачами, это не просто обучение подготовки к профессиональной реализации, это и во первых создание нового человека, формирование гармонически-развитой личности.

Вот эта компонента, воспитательная, она была принципиально важна, выхолащивание ее в поздний Советский период, замена какими-то формалистскими схемами и подходами, она в значительной степени, если даже по большому судить, стала одним из факторов эрозии государственности.

Пришло новое поколение, воспитавшееся в комсомольской среде, которая уже не верила в идеалы коммунизма, где-то осуществился провал этой воспитательной трансляции от поколения к поколению. И все это отразилось на жизнеспособности страны в целом.

Что говорить теперь о современной модели образования, она тоже в социальном плане перекликается с той новой социальной реальностью, которая сегодня сложилась. С одной стороны есть фактически остатки прежней Советской образовательной системы, которая разрушена и существуют ее осколки, а с другой стороны, есть руководство образовательной средой, которое занимает принципиально иные, диссонирующие с прежней Советской системой позиции, которое можно определить, как рыночный фундаментализм. Этот подход был в свое время озвучен Чубайсом. «Преподаватель, не способный создать свой бизнес, ставит под вопрос свой профессионализм», цитирую Чубайса. Успешность преподавателя в чубайсовском понимании, оно измеряется и может измеряться только прибылью. Это принципиально отлично, что существует вообще в мире в целом. Уж чем, чем, но не прибылью следует измерять образование, а качеством подготовки выпускников, формированием человека.

Но предлагается измерение в совершенно другой категории, в категории прибыльности. Деградация образования непосредственно перекликается, и с потенциалами национальной безопасности, но это не только пафос современного дня по отношению к России. Можно обратиться к американским федеральным законам, я процитирую только названия этих законов: «Образование в целях национальной обороны, об образовании в целях укрепления экономической безопасности, о национальных целях образования» – это наименования американских законов, которые были приняты в отношении реализации образовательной политики.

В системе американской политики образование четко увязывается с вопросами об национальной безопасности.

 А у нас такая постановка вопроса, на сколько она возможна и на сколько она целесообразна? Проблема образования сегодня и эрозия российского образования связывается с несколькими факторами. Во-первых, прежде всего это фактор принципиально недофинансирования образовательной системы. Говорят, сегодня мир таких победных реляций, если говорить по отношению к нашей стране, но достаточно посмотреть цифры, ведь в соответствии с принятым федеральным бюджетом на ближайшие три года, к 2015 году сокращение расходов на образование от доли ВВП фактически на четверть, на четверть падает. Падает не только в относительных цифрах, но и в цифрах абсолютных. Вот расходы, предполагаемые по разделу образование, 2013 год – 605.7 млрд. руб., а к 2015 году это все снижается до 573.6 млрд.руб., т.е. снижение не только в относительных цифрах, но и в цифрах абсолютных. Снижение по отношению к доле ВВП, сегодня расходы федерального бюджета образования составляют к 2013 году 0.91% к ВВП, к 2014 – 0.74% и к 2015 году – 0.69%. Это несопоставимо с тем, что в успешных странах мира реализуется. Сокращается и доля расходов на образование и в консолидированном бюджете, 2013 год – 4.5%, к 2015 году сокращение до 3.6%.

О каком инновационном развитии, о каком вступлении в общество, основанного на научной парадигме может идти речь, когда в действительности идет принципиальное сокращение и естественно образовательные структуры вынужденно толкаются на поиск каких-то коммерческих основ.

 Не на государственную систему обеспечения образования, а на поиск возможности существования в условиях рынка, это опять таки повторюсь принципиально иначе, чем в других странах мира. В большинстве европейских странах не только образование на уровне школ, но и образование на уровне ВУЗов преимущественно государственное. В ближайшие годы Япония, Южная Корея  переходят на полностью государственную систему обеспечения ВУЗов. Германия планирует к 2020 году, что будет на государственном обеспечении. Мы идем, как видно, в прямо противоположном направлении. Второй фактор эрозии – это выбранные принципиально неправильные стратегические ориентиры. Это можно определить, как Болонский процесс. Что подразумевает Болонский процесс? Болонский процесс – это по сути дела копирование и перенос на российскую почву западной системы образования. Но кто сказал, что западная система образования лучшая в мире?

Еще, когда два таких фактора, когда сами западные эксперты в большинстве своем признавали то, что западное образование проигрывает другим образовательным системам. Это было первый раз после 1957 года, когда Советский союз опередил Запад, был первый запуск искусственного спутника и западные эксперты пришли к выводу, что причина тому советская школа. Советская школа более лучшая, чем западная школа. А второй раз тот же самый вызов, когда обнаружилось в 80-е годы, что Япония принципиально обходит по многим параметрам научно-технического развития Запад. И опять собрались западные эксперты, и опять вывод, причина тому некачественная система западного  образования. И когда на самом Западе признают, что западная система не качественная, когда на олимпиадах, ведь первые места в олимпиадах, как школьников, так и представителей ВУЗов сегодня занимают представители Азии, отнюдь не представители Запада. Когда вот это все предъявляется, тем не менее у нас за основу берется именно западная модель и она копируется, она репродуцируется, причем в таких формах, тотальных формах. На самом Западе эта система пресловутая, бакалавр-магистр, она одна из возможных моделей, у нас она как столбовая дорога, отступление в сторону здесь по сути дела не возможно. Но что такое бакалавр-магистр?

 Бакалавр – это вообще самый низший уровень, уровень бакалавра – это уровень советских техникумов, бакалавра учат стандартам. У нас готовили специалистов, с первого курса готовился специалист. С первого по пятый курс обучения учился человек будущей профессии. Бакалавр готовится по иному, он обучается стандартам, он не готовится на основании конкретной профессии, он не является штучным эксклюзивным образом системы высшего образования. В -третьих, третий фактор, это фактор принципиальной эрозии системы воспитания. По сути дела, де-факто, отказались от воспитательной модели в образовании. Она номинально, формально где-то еще существует, но ценностный подход в образовании, определение, а кого в итоге готовят, каков человек должен быть выпускником российской школы, российского ВУЗа, этот вопрос вообще не ставится. А за частую используется такой термин, образовательные услуги, тоже взятые из Запада. Что такое образовательные услуги? Это опять таки калька с западной модели.

 Учащийся – это клиент, значит преподаватель ​​– это не педагог, в нашем традиционном российском смысле слова, а это человек обслуживающий заказы клиента.

 Что запросит клиент, т.е. учащийся, то ему тот товар соответственно и надо предоставлять. Идея формирования личности здесь вообще полностью выхолащивается. Пойдя по вот этой дороге, внедряя не идентичную, не традиционную по отношению к России систему образования, мы не только подрываем систему образования собственно, но и подрываем основы существования нашего государства, нашего сообщества

Степан Сулакшин: Спасибо, Вардан Эрнестович. Как иногда хочется пошутить, я согласен с предыдущим докладчиком, спасибо за внимание. Но тем не менее. Мне хочется заглянуть в такую философскую содержательную, может быть подводную часть того, что в обиходе или в серьезном профессиональном рассмотрении открывается взгляду и уму при работе с категорией «образование». Ну проще всего и прежде всего, конечно узкий смысл этой категории. Хотя перед этим, простите, забыл, нужно напомнить, что сам термин и понятие имеет различные коннотационные ячейки в пространстве смыслов.

Первая ячейка – это образование, как процесс, образовывание, учение или научение. Вторая ячейка смысловая – это характеристика человека, он завершил некий процесс образования, он образован или нет, существует ли образование у человека, как характеристика человека. И когда мы говорим в этом богатейшем экскурсе, который сделал Вардан Эрнестович, эти ячейки совмещены конечно, они так не разделяются. Образование в третей ячейке смысловой – это институт, который в человеческом обществе формируется, формируется с древнейших времен, формируется он и в системе государственных институтов. И вот различные такие смысловые векторы всегда нужно учитывать, когда докапываешься до точного содержания. И так, в узком смысле, образование, чаще всего, вероятно оно так именно и используется, в лингво и смыслопостроениях, это передача и усвоение знаний, и все.

Образование это передача и усвоение знаний. Ну это, как бы загрузка информации, компьютера или может быть диктофона, вот туда записываются факты, информация, некоторый сведения, некоторое содержание.

 Ну для чего это полезно? Например для игры в «Что? Где? Когда?», для разгадывания кроссвордов, еще для каких-то операций, когда из памяти вынимается, для ответа на какой-то вопрос, некая информация и как-то применяется. Это пассивная роль, содержание и понятие процедур, фиксаций и характеристик, связанных с термином «образование». Я придумал, да нет, не я придумал, я его просто употребляю для этой ситуации, свое слово, более точное, по-моему, это "образованщина" и "образованец", вместо образованного человека. Напихать в человека некоторые факты, натаскать его, как арифмометр для сдачи ЕГЭ или для выполнения трех обезьяньих операций на каком-то там технологическом отрезке производственной его деятельности. Давать ему совершенно различные ценностно-ориентированные представления, с тем, чтобы он сам из них выбрал, как-то там сориентировался, особенно школьник или молодой человек студент, а пусть он сам разберется.

Вот это все упускает очень важное обстоятельство, Вардан Эрнестович и о нем конечно говорил. Дело в том, что человек настоящий, истинный, который устремлен к некоторому идеалу человеческого содержания, он не является пассивным, он не является предметом манипуляции, он не является нанятым работником, чтобы обслуживать более каких-то достойных, высокоположенных, с голубой кровью и белой костью своих соотечественников по принадлежности к роду человеческому. И этот момент, подход к человеку с двух позиций, хотя Вам сейчас покажется, что это какое-то отстраненное, отдаленное соображение. С точки зрения высшей касты, низшей касты и применительно к низшей касте, вызывают те самые ограничения, обременения, которые из образования, я о нем еще буду говорить, в "образованщину". Итак, человек настоящий - он активен, он преобразует мир, он самостоятелен, он мыслит и он живет в обществе, а не в клубе бенефициаров, для которых все остальное человечество, это всего лишь обслуга, у конвейера, или в странах-сателлитах, или в торгашеских лавочках, или в окопах для солдат и так далее. Поэтому в широком смысле слова, если уходить от навязанного узкого представления, своекорыстного, фиксирующего неравенство человеческих, не знаю, каст, наверное.

Если от этого уходить, то образование – это не только передача и усвоение знаний, обретение навыков и умений, это еще и формирование гражданина, социализация человека, формирование зрелого, полноценного, взрослого члена человеческого сообщества.

Не только цеха по производству портянок, гвоздей или автомобилей, а человека, который равноценен, равно-достоин, равно-пригоден и применим и включен во все общественные сферы жизнедеятельности. В первом случае, в случае "образованщины", вот так и видится, некий хозяин положения и некий подчиненный, наемный работник, исполнитель, обслуга. Во втором случае это человек образованный, самодостаточный, самостоятельный, не только знающий, но еще и думающий и рефлексирующий к жизни человек, проживающий свою жизнь в активном миростроительстве и в устремленности к идеалу, к желанию преобразовывать этот мир в направлении добра, нравственности, совершенства, справедливости, идеальности. Речь идет о неком образе, вспоминается образ и подобие, это аллегорическая формула идеала, предела совершенствования той цели, к которой человек в своей жизни устремлен, в том числе, затрачивая большие усилия и время на образование, на получение образования и на образование своих последователей, следующих поколений, своих соседей, своего общества. И вот от этого ключевого, смыслового разлома, "образованщина", либо образование, переход к анализу современного, российского варианта, уже института образования в стране более эффективен.

Совершенно понятно, что западное расслоение человеческого сообщества, на условно хозяев и обслугу, формирует модель школы двух коридоров, для элиты, и для массового потребителя.

 Разница очень значимая. Этот подход вызвал к жизни совершенно настойчивую, наглую, какую-то необъяснимую, кроме как стремлением установить неравенство и несправедливость и разнодостоинства людей в обществе, установить и в России филиал клуба бенефициаров, элитариев и наемных работников рутинного населения или быдла, как угодно его там называют в разных контекстах. Это ЕГЭ, совершенно очевидное натаскивание, совершенно очевидная редукция содержания образования, совершенно очевидное игнорирование важнейшего компонента, воспитательного компонента, социализирующего компонента, формирующего мировоззренческую позицию у человека, базу, привить ему представление о нравственности, о добре и зле и так далее. Да не нужен такой человек с большой буквы обществу потребления, обществу неравенства, в том числе обществу превосходства одних над другими. И это на самом деле страшно, потому что десятки лет в Советском союзе руганном переруганном, да и в общем достойным иногда критики и осуждения, но ведь масштабнейшая мирового калибра попытка, создавать человека с большой буквы, формировать его, формировать его в пространстве ценностных ориентаций, а не только набором сведений и фактов, как железный компьютер их в себе содержит.

Эта попытка очень многое показала и доказала, правильность, справедливость, перспективность и неизбежность. И вот сейчас топтать свой собственный опыт, затаскивая сюда устарелое, отживающее в масштабах мегаистории, мегачеловечества принципы несправедливости, превосходства, неравенства – это невероятно преступно, невероятно досадно, невероятно разрушительно. Тоже самое касается и Болонской системы,

фактически Россию поставили в положение подготовки даже не основного, вспомогательного наемного персонала для стран Запада. Гастарбайтеров готовят, готовят на экспорт.

 И не случайно вся эта атмосфера, обстановка ведет к тому, что шесть из десяти выпускников российских школ мечтают уехать за рубеж. Ну какое будущее у страны, которая так относится к собственному образованию? Это же ведь страшно и поразительно, когда будущий президент страны в 2008 году обнародовал формулу и она действует эта формула, действует по сегодняшний день. Я не раз эту цитату привожу, потому что ее должны все знать, должны понимать что движет верховодителем, эту фразу произнес Медведев: «Ученик не должен быть обузой для учителя, а должен быть источником его доходов». Уже ситуацию Вардан Эрнестович разрисовывал, вокруг этой формулы , которая важнейший социализирующий институт общества и государства превращает в лавочку по вышибанию доходов. Какое будущее у такого общества? О нем кстати тоже сказано, и тоже цитата из этого же источника: «Стране нужна новая культура. Все, от чиновника до крестьянина, должны производить и потреблять товары все более хорошего качества». Вот и все. Производить и потреблять. Чем это отличается от фермы со стадом, которая производит что-то, там же что-то и потребляет, навоз выносят, а.. ну в общем не хочу развивать эту мысль.

 Этот подход, внедряемый в образование в узком смысле, в технологическом, фиксирующим социальные расслоения, фиксирующим превосходство одних над другими, фактически это, едва ли не созвучно с основанием расизма в истории человечества. Этот подход приводит к тому, что мировоззренческая часть образования, воспитательная часть, формирование человека думающего и достойного просто вырезается из практики. Как говорят господа либералы, с которыми приходится дискутировать, работая над учебными курсами на университетских кафедрах. Они говорят: «Не надо делать выводов, не надо делать оценок». Вот в дискуссии по учебнику истории, который Вардан Эрнестович с группой коллег создали, тоже самое. Такие сложные исторические коллизии, мы не знаем как их однозначно оценить, ведь общество у нас расколото и если мы займем какую-то мировоззренческую ценностную позицию, мы кого-то там обидим рядом находящегося, поэтому давайте дадим разные точки зрения, один говорит, что социализм  – это был фашизм в Советском союзе, ну и пусть себе говорит, другой говорит, что это был прорыв в будущее, ну и пусть себе говорит, а ученик, типа того, что сам сделает выбор.

 Господи ты боже мой, маленький человечек, который открытыми глазами смотрит на родителей, взрослых и учителей и говорит: «Дай мне смыслы, дай мне понятия правды и добра и нравственности в этом сложном мире, куда я вхожу».

 А ему говорят, да нет, ты сам разберешься. Где тебе будет вкуснее, где тебе будет лучше, туда ты и будешь развиваться и свою жизнь строить. Это что за преступление на самом деле перед, уже не будущими, а вот подрастающими, входящими в жизнь поколениями. Это что, как не преступление перед страной, которая фактически уничтожается и сводится, как по Оруэллу, к состоянию скотного двора. Но там всегда есть хозяин, этот самый скотник, а есть скот. Вот такие жесткие мысли приходят, когда начинаешь разворачивать ситуацию с тем, что означает для человека, для общества образование. И естественно, что мы не смогли уйти от привязки этого размышления, поиска смысла от текущего положения в нашей с вами России. Смыслы они ведь не только, чтобы радоваться их нахождению. Я повторюсь, человек активен, человек мир стрит, смысл для того, чтобы он стоил этот мир к лучшему, к доброму, у будущему, а не обратно в темные времена к прошлому. Ну и на следующий наш разговор мы решили взять еще одно очень важное ключевое понятие, понятие для современной России важнейшее, это понятие «собственность». Ну в учебниках написано, владение, пользование и распоряжение, все казалось бы ясно. Частная собственность – это священная корова, уж куда яснее, так вот и поразбираемся, корова там или еще какое рогатое чудище. Спасибо за внимание и до встречи.


 

comments powered by HyperComments
2164
15329
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика