Политическая воля
Передача «Обретение смыслов»

Степан Сулакшин: Добрый день, друзья. Как и намеревались, мы от своего слова не отказываемся. Итак, термин сегодняшний – «политическая воля». Он относится к классу составных терминов, в которых всегда есть смысловой ядерный такой момент и характеризующие этот ядерный смысловой момент, всякого рода вот добавления. Но это не устраняет единой смысловой нагрузки этого составного термина – «политическая воля». Начинает по традиции профессор Багдасарян.

Вардан Багдасарян: Что нужно для реализации успешного государственного управления? Недостаточно принять ценностную платформу, недостаточно принять правильно, верно разработанную стратегию, недостаточно принять верный план действий, помимо всего этого – этих всех важных вещей – нужна еще концентрация внутренних усилий политического субъекта для достижения поставленной цели. Обозначается это «политической волей». Многие мыслители говорили о воле, воле не только политической, воле вообще как основе жизни: Шопенгауэр – «воля к жизни» – основа эволюции, с его точки зрения, и человеческой, и биологической. На этом построена сама идея развития шопенгауэровской версии; Ницше – «Воля к власти». Более правильный был перевод «Стремление к могуществу», он тоже это определял движущим императивом развития. Если мы посмотрим Древний мир, Средние века, по отношению к политическому субъекту требовалось наличие некой божественной харизмы. Именно наличие этой божественной харизмы дает определенную легитимность. Такой харизмой обладали наиболее крупные исторические фигуры – Жанна д’Арк, Мухаммед, Христофор Колумб и так далее.

Это было требование, наличие политической воли, которая сакрализовывалась в древнем и средневековом мире, и это было требование к политику.

Гумилев ввел в свое время понятие «пассионарность». Когда он описывал становление Монгольской Империи, он использовал такую категорию – «люди длинной воли». Вот появляются эти «люди длинной воли», они, собственно, и были создателями Монгольской Империи. Приводил примеры из другой эпохи тот же Гумилев – столкновение гуннов и китайцев. На одного гунна приходилось триста китайцев в тот период времени, но гунны были более «пассионарными», их политическая элита обладала политической волей в отличие от разложившейся в тот период элиты Китайской Империи, и победа была за гуннами. От численности «пассионариев», от наличия этой политической воли возникает возможность прорыва, и, наоборот, когда политическая воля утрачивается, вспоминается опять категория Гумилева, наступает стадия обскурации. Для периодов мобилизации наличие политической воли у государственных деятелей – это одно из главных условий. Россия же, если мы по отношению к российскому опыту будем говорить, она почти всегда находилась в режиме мобилизации. Поэтому особое требование к политической элите, к государственным лидерам Российского государства было как раз наличие этой самой политической воли. Вспоминается пушкинская характеристика: «Уздой железной Россию поднял на дыбы» – это определенная формула тех требований, которые предъявлялись к политическому лидеру России, «уздой железной» поднимать на дыбы, способность проявлять мобилизацию.

Не случайно самая популярная фигура в отечественной истории – Иван Грозный, несмотря на то что критика со стороны дворянской историографии, Карамзин ее в соответствующей тональности представил, до 1917 года он был почитаемым в качестве святого, Иван Грозный. Он не был канонизирован, но народ его в качестве святого почитал. Сталин. Значит, отношение к Сталину совершенно различное, и правильны ли его определенные шаги, неправильны, но факт остается – наличие политической воли. И без этой политической воли, еще большой вопрос, могла бы быть успешной индустриализация, могли быть успешными действия в период Великой Отечественной войны. И, что было точно, это было как раз наличие политической воли.

И, напротив, намек на отсутствие политической воли в истории России, и сразу наступает эрозия, сразу наступает разложение, сразу за этим угроза гибели государства.

Скажем, пример с Николаем II, когда явное отсутствие… можно опять-таки разные оценки давать Николая II, но чего точно не было у Николая II по сравнению с другими перечисленными фигурами, это не было политической воли, и это сразу привело к тем последствиям, с которыми Российская Империя столкнулась. Политическую волю можно формировать, политическую волю элиты можно формировать таким образом, чтобы это требование – наличие политической воли – актуализировалось. Так формировалась элита дворянской империи – через военную службу осуществлялась кооптация этой элиты. Было представление, что только военный может быть допущен к высшим уровням государственного управления в этом российском имперском периоде. Цари получали военное образование, советская элита… первоначально это первый призыв революционный, то есть значительная их часть сидела в тюрьмах, тоже показательно для внешнего облика. То есть почти все представители сталинской политической элиты носили военную форму. Почему военную форму носили? Это, конечно, внешний образ, но этот образ был заточен на наличие волевого содержания. Но со временем установился – еще в поздний советский период – принципиально другой тип отбора политической элиты. Она задавалась включенностью в некую клановую прослойку, в некий сибаритский тип жизни, и в постсоветский период эта тенденция только усилилась.

И сейчас, по сути дела, вопрос заключается в том, есть ли политическая воля у современной политической команды, которая стоит во главе России, – есть ли политическая воля у Путина и К? С одной стороны, вроде бы Ходорковский сидит, несмотря на все давление внешнего сообщества, с другими политическими противниками тоже последовательно проводит лидер государства определенную политику. Да, то есть вроде бы потенциалы политической воли проявлены, но вот возникает вопрос. Поставлена задача разворота от либеральной парадигмы развития, обращение к цивилизационно-ценностному коду, к национальной идентичности страны – а что реально сделано в этом отношении? Был ли или произошел ли поворот помимо заявленных слов в эту сторону? Ставится давно вопрос задачи борьбы с коррупцией. А что реально сделано для борьбы с коррупцией, произошел ли поворот в эту сторону? Конечно, могут говорить, что есть сопротивление определенной элиты, но на то у политического лидера и должна быть политическая воля, чтобы концентрировать внутренние усилия для достижения поставленной цели. Цель в данной случае – или борьба с искоренением коррупции, или обращение к национально-ценностным накоплениям России. Воля: само понятие в русском звучании, в русской семиотике амбивалентно.

Воля – это и концентрация, воля – это и наоборот, разгульная, неограниченная свобода в русском звучании, есть сила воли и есть свобода воли.

Это, в принципе, дает выход на понимание, что воля может быть использована в разном назначении. Воля может быть использована и для сборки государственности, для реализации государственной задачи, для реализации государственного проекта, но воля же и этот потенциал, с ней связанный, может быть использована как разрушение. И это тоже политическая задача – формирование политической элиты, обладающей политической волей.

Степан Сулакшин: Спасибо, Вардан Эрнестович. Слово Владимиру Николаевичу Лексину.

Владимир Лексин: Обретение смысла вот такого словосочетания «политическая воля», на первый взгляд, такого простого, понятного, на самом деле не такая простая задача. Способность «политической воли» – это способность субъекта политики, способность его последовательной реализации обещанных целей или последовательной реализации необходимых обществу задач. Всегда требует пояснения, что такое эта способность, в чем эта способность проявляется, какова цель, которая, собственно, определяет политическую волю, потому что это способность к последовательной реализации разного рода целей и задач и, немаловажно, чем поддерживается эта способность. Это же не только высказывание, не только действие одного лица, как можно реализовать политическую волю. И здесь вот эта самая триада этих вещей, что это за такая способность, что это за цели и каким образом они могут быть реализованы вот в ходе того, что мы назвали «политической волей», это вот, наверное, очень важно для того, чтобы обрести действительный смысл вот этого словосочетания, крайне важного, с моей точки зрения.

 Ведь тут есть еще один момент такой – это не только действие конкретное по реализации чего-нибудь, актом или проявлением политической воли может быть и заявление.

Иногда заявить что-то не менее важно, чем совершить какое-то действие. Поэтому все с таким интересом относятся к высказываниям политических деятелей, независимо от того, что там будет дальше или как это будет реализовано, по крайней мере, вот разного рода заявления о том, что вот мы пойдем таким путем, мы сделаем что-то, обладают огромной силой внушения и огромной силой последующих действий. Тут уже Вардан Эрнестович говорил о различии воли и свободы, ведь заключенные говорят – «я вышел на волю» и тут же говорят о «потери свободы», когда он попадает в заключение. Это разные вещи, конечно, абсолютно разные. И надо сказать, что свобода, особенно неограниченная свобода, или свобода, скажем, не стесненная никакими моральными или прочими делами, хуже, может быть, отсутствия политической воли. Ну, в нашей истории такие были чудеса, их называют волюнтаризмом, там по-разному называют эти вещи. Кстати, вот воля, переходящая в свободу, иногда связана там с культом личности и так далее. Очень четко различается воля народа и политическая воля.

Политическая воля – это способность лидера, способность субъекта политики к последовательному достижению целей своих и так далее. Воля народа должна была бы реализоваться, конечно, в политической воле субъектов политики.

И вот как мне кажется, что несоответствие того, что можно назвать волей народа, или желание народа, и политической волей, наверное, это вот один из самых любопытных, может быть, индикаторов вообще состояния общества, состояния политической системы в стране как таковой. И тут важно, наверное, еще понять, что это может быть каким-то образом соединено в том случае, если и политическая воля, и воля народа достаточно ясно обозначены, что это такое. Потому как в политической воле очень много скрытного всегда или, по крайней мере, выдаваемого совсем не за то, что на самом деле есть. Политическая воля Горбачева, как сейчас выясняется, была ориентирована на развал страны, на демонтаж системы как таковой, на расставание со всем, что было до него. Это была политическая воля, такая имплицитная, но она все более становилась явной. У его преемника – у Ельцина – это обретение сохранения власти и создание олигархической опоры этой власти. Это была на самом деле политическая воля вот лидера нашей страны в самом начале уже новой России, как ее сейчас принято называть. И в том, чтобы цель была достигнута в ходе реализации политической воли, конечно, огромная роль принадлежит закону.

Мне очень нравится такое выражение, оно достаточно часто используется, «закон есть выражение политической воли». Если политическая воля не реализована в Конституции, если она не реализована в законах, по которым должно жить общество, то можно считать, что политической воли как таковой нет. Необязательно законы, это могут быть законы, это могут быть указы президента, это может быть Конституция и так далее, но эта вещь обязательная. И здесь, особенно вот в современных странах, крайне важна реализация политической воли через институты законодательные. То, что у нас сейчас практически они слились – президент и Государственная Дума – вот в реализации, скажем, намерений президента или его окружения, и хорошо, и плохо. Потому как на уровне поспешно принимаемых законодательных актов политическая воля может искажаться до неузнаваемости, хотя потом мы видим, что все-таки эта линия, одна и та же, она, конечно, там проводится. И очень важны здесь еще, конечно, вопросы политической воли и о суверенитете государства. Политическая воля не может быть политической волей труса. Вот очень часто нужно достаточно ясно выражать свою позицию независимо от того, как на тебя смотрят соседние страны, как ты позиционируешься в мире и так далее. Политическая воля и суверенитет страны вот они должны неразрывно, наверное, быть как-то вот в поле внимания того, кто реализует эту самую политическую волю. Ну, и, наконец, самое последнее.

 Конечно, политическая воля персонифицирована. То есть, говоря о политической воле, мы имеем в виду не правительство, не Государственную Думу, мы имеем в виду конкретных лидеров, которые выражают в общественном мнении, в сознании народа вот как раз то, что является политической волей.

 И естественно, что политическая воля очень понятна, когда выступает Барак Обама или когда Ангела Меркель выступает. Последнее время мы все чаще видим проявление такой весьма своеобразной политической воли пока в заявлениях и у нашего президента Владимира Владимировича Путина. Это очень важные вещи, тоже нужно вот понять, проявляя смысл понятия политической воли. Это персонифицированное и в сознании людей, и конституционное, и законодательное действие. А то, что наша страна сейчас вступает в самый сложный период, наверное, своего существования, это сложнее, чем было в начале 90-х годов и вот на переломе между миллениумом, самое сложное время. Вот здесь от политической воли зависит необычайно много, политическая воля как раз она и будет показывать вектор того, как страна будет выходить, повторю, из самого сложного положения в своей истории. Спасибо большое.


Степан Сулакшин: Спасибо, Владимир Николаевич. Теперь слово предоставляется мне. Друзья, иногда нам говорят, что наши передачи какие-то скучные, незажигательные, сидят три вот унылых профессора и что-то такое там рассказывают. Есть, конечно, элемент такой лекционный, потому что на самом деле мы ведь не только для вас разбираемся с этими непростыми категориями, но и сами в них разбираемся, мы вместе с вами как бы растем вот в накоплении своего такого комплексного, многогранного такого, объемного представления о непростых категориях. Поэтому, ну что, немножко, может быть, надо и потерпеть, как студентам на своих этих партах. Результат должен быть важным, потому что и гражданин, живущий своей жизнью, и руководитель-политик, и лидер страны они должны понимать содержание своих слов, они должны видеть, что из этого содержания вытекает образом обязывающим его быть последовательным, системным, порядочным, результативным, осмысленным. Вот и цель наших с вами упражнений. Итак, сегодня «политическая воля». Как всегда, что это такое? Ну, понятно, что надо сначала разобрать, что такое воля как таковая. Воля относится к характеристикам состояния человека, психологического состояния, она в ряду намерений, желаний, настроений, способностей, настроя, настроенности.

Так вот воля – это психологическое состояние человека осознанной решимости достижения цели.

Решимость человека может быть и инстинктивной, такой рефлекторной – на него заносят дубинку, чтоб по голове стукнуть, и у него возникает мощное волевое усилие, решимость этому разбойнику дать в лоб. Но мы говорим об осознанной, мы говорим о комплексе связанных позиций: цель, достижение, решимость. То есть характеристика и смысловое нагружение термина «воля» не живет в очень замкнутой ячеечке, оно связано и обязательными такими узами с прилежащими важными вещами. Решимость – это такая вещь еще в себе, это пассивное, статическое такое состояние, решимость без деятельности по ее реализации – такая полурешимость, недорешимость, немножко неполноценная решимость. Поэтому воля и составная ее смысловой нагрузкой решимость, бесспорно, связана с реализацией, с активной деятельностью по ее воплощению в жизнь при достижении цели. Ну и, соответственно, воля не простая, обычная, общечеловеческая, рутинная, а воля политическая. Придается уточнение, такое сужение поля признаков, предикатор, как говорят, политическая. В каких моментах смыслоопределения воли возникает отличие?

Ну, прежде всего, по цели: цели политические, средства, используемые в политике. Проблемы и задачи, которые решаются и преодолеваются при достижении цели, они тоже, ясное дело, политические. И, наконец, сам субъект – это не всякий человек, а человек, который является политиком, связан с политической деятельностью, вовлечен в политическое активное деятельностное пространство.

В чем особенности политической цели? Они вытекают из того, что политика и политическая деятельность сосредоточена в двух сферах, – это борьба за власть, это такая персонифицированная сфера, субъектная сфера, потому что до власти добирается, естественно, не все общество, а только отдельное минимальное представительство от этого общества, персоны и лидеры, и вторая – это реализации власти. А вот тут ситуация уже другая. Власть реализует некоторые условия, достигает некоторых результатов и обстоятельств, которые касаются не только этих персон, а касаются всего общества. Поэтому политическая воля как деятельность, мы видим, опосредована социальностью, опосредована множеством, всеми нами с вами, опосредована обществом, откуда вытекают и прямые связи, наказы, такое энергетизирование, требование от общества к лидеру – да прояви ж ты наконец политическую волю, потому что у нас у большинства есть такие-то и такие-то проблемы, у страны в целом есть такие-то и такие-то проблемы. И его обязательностью, его ответственностью не только перед самим собой, своим импульсам, самоудовлетвориться как лидеру-победителю, но и как человеку, который ответственен перед большим количеством людей. Это была особенность политической цели и целеполагания.

Особенность субъекта политического действия, проявление политической воли тоже есть, и он не один как перст, лидер, политический руководитель он всегда соединен с командой, команда соединена с исполнителями, исполнители соединены с пирамидой исполнения, и вот эта неразрывная вещь, конечно, акценты мы расставляем сверху вниз, лидер – команд – исполнители – пирамида, но об этом нельзя забывать. Средства политические: здесь проблема прежде всего это цель оправдывает средства, проблема нравственности в реализации некой политическая воли. В прошлый раз мы разговаривали об этом, уже немножко раскрывая содержание термина «политическая правда». Часто волю отождествляют с желанием, но есть серьезное отличие. Желание может активировать, а может и не активировать человека к действию. Желание как этакое томление, вот то ли осетринки с хреном, то ли светлого будущего для народа, узнаваемые персоны. Правда? Правда. Конечно, всегда важны примеры для иллюстрации. Коллеги уже приводили, ну вот Жуков – полководец, политик. Конечно, он был в крайней сфере выраженности политики в военных условиях, он был эффективным политиком, он был сверхволевым политиком, полководцем, ни у кого нет сомнения. Но его же, с другой стороны, называют и мясником, он же, как говорят многие, вбрасывал такие солдатские, человеческие массы, которые, может быть, можно было и поберечь. И вот это неустойчивая, неоднозначная трактовка, но тем не менее политическую волю у Жукова никто не будет отрицать. Деталь лишь в том, какими средствами она реализует свои цели. Сталин – мощнейший ум, рациональная, эффективная способность крупного руководителя. Кто оспорит наличие потенциала политической воли у Сталина? Да никто на самом деле.

Бьют по другой позиции: репрессии, людоедство такое государственно-политическое. Ну, вот цифру даю: с 1991 года по 2005 год либеральные реформы в России привели к физическому уничтожению около 28 миллионов людей в нашей стране. Это не родившиеся по причине реформ, это раньше умершие по причине реформ и те жизни, которые исчезли за счет сокращения продолжительности жизни. Минуточку, 28 миллионов человек.

Так кто был диктатором, душегубом и людоедом? Может быть, современный либерализм, который уже начинает походить на фашизм? Это есть предмет для осуждения, но политическая воля у современного либерализма на уровне какого-то маниакального упорства, и она тоже существует.

Хрущев. Вот смотрите, лидер, команда исполнителей. Малообразованный, грубый, экспансивный, вспыльчивый человек с очень мощной политической волей, но страна добивалась каких результатов – космос, ядерное оружие, влияние, авторитет в мире, здоровье людей, наука, культура и так далее. Почему? А потому что команда исполнителей компенсировали, они были образованными, компетентными, они были волевыми, но еще был механизм требовательности, ответственности и санкций за провалы в управлении и деятельности этой пирамиде, но, естественно, смотрим, что мы имеем сейчас. Есть ли политическая воля у первого лица России? Ну кто оспорит, конечно, это волевой человек. Но есть ли должный уровень в команде и пирамиде компетентности, вопиющей некомпетентности, вопиющей бесконтрольности, нетребовательности к результативности, вопиющей безответственности за провалы, провал за провалом – Сочи возьмите, в семь раз удорожали, растащили, разворовали, да что угодно, вот и разница. Поэтому говорить сейчас о политической воле очень затруднительно. Если мы вспомним наши дискуссии, есть ли политическая воля, так наконец когда проявится политическая воля в борьбе с коррупцией, в экономической целесообразности, в отношениях в мире, не играть по правилам Америки и Израиля в Сирии, а играть по нашим правилам, по правилам нравственности, интересов сирийского народа и ее легитимного руководителя.

Ведь главный вопрос, который сейчас звучит, – где эта политическая воля там наверху? Мы ее хотим, она нужна стране, и она может быть.

Потому что не только как в басне, вы, друзья, как ни садитесь, то всё вы не пригодитесь, но есть и другие байки, девочек там менять и так далее. Главное, девочки должны измениться сами, пусть они там остаются, но должна появиться эта самая политическая воля в нашей стране, тогда и развитие будет более успешным, устойчивым, понятным и психологически комфортным для всего населения страны. И, по традиции, объявляем следующий вызов, с которым будем справляться и бороться следующий раз, – «цивилизационный код». Недавно эти слова прозвучали на высшем уровне в выступлениях президента страны. Слова не очень традиционные, не очень часто употреблявшиеся, поэтому очень важно понять, что же за занавесом этого термина, каково там смысловое содержание. Спасибо и всего доброго.


comments powered by HyperComments
537
1482
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика