Разведка / шпионаж
Передача «Обретение смыслов»

Сулакшин С.С. :

– Добрый день, друзья. Сегодняшний термин, объявленный в прошлый
раз, это разведка, в скобках шпионаж, может быть, без скобок, не важно. Этот
термин вроде бы обычен, понятен, ничего в нем особенного такого нет, но на
самом деле не только смысловое содержание, но и его проявление, реализация в
жизни вещь непростая, вещь тоже глубокая и интересная. Вот сегодня попробуем
посмотреть на разведку, шпионаж с точки зрения актуальных и важных смыслов этой
категории. Начинает Вардан Эрнестович Багдасарян.

Багдасарян В.Э. :

– Основной вызов, который возникает при осмыслении категории
шпионаж, заключается в следующем. Это явление инцидентное, это явление
аномальное во взаимоотношении государств или это норма? Или это явление
естественное? Или это явление, которое характеризует взаимоотношение государств
такими, какие они есть? Если мы признаем, что это явление нормативное, что оно
естественное, то это задает определенную уже матрицу в понимании общественных
мировых процессов. Когда в горбачевские времена возникло представление,
выраженное горбачевским концептом о новом мышлении, вслед ведь за этим
последовали сдачи тех инфраструктур разведывательных, которые создавались. Это,
как выяснилось, была некая иллюзия, иллюзия о том, что государства могут
сосуществовать без конкуренции, без борьбы друг с другом, что мир построен на
пацифистской платформе. Мир построен иначе. Можно вспомнить Леопольда фон
Ранке, его называют отцом историографии, он предлагал рассматривать историю как
историю борьбы государств. Мир и история представляют такую борьбу. Борьба эта
ведется разными способами. И понятно, если мы говорим о борьбе государств, то
различные способы ведения этой борьбы предполагают и такую важную составляющую,
как разведка в отношении своих противников. Здесь в развитии этого феномена
разведки (шпионажа) можно проследить несколько периодов, несколько этапов. Эти
этапы соотносятся с пониманием природы войны, ведь тип войны менялся
исторически.

Древнейший период был период, когда войны велись так: одна
армия сталкивается с другой армией. Здесь еще не вовлекались народы, не
вовлекались системы государств. И поэтому древнейший период в истории разведки
это период лазутчиков. Они засылались в расположения других войск. Скажем,
Дмитрий Донской отправлял лазутчиков перед сражением на Куликовом поле, чтобы
они определили расположение войск неприятеля. Это был древнейший период. Но
возникают войны нового типа. Здесь уже сталкиваются не только войска,
сталкиваются государственные системы, сталкивается экономика, сталкиваются
институты. И здесь изменяются функции и технологии применения разведки и ее
развитие. Разведчик уже не просто лазутчик. Разведчики внедряются в институты
другого конкурирующего противоборствующего государства, и по сути дела нет ни
одного государства значимого геополитически, на уровне политической элиты, куда
бы не были внедрены разведчики. Мы посмотрим российскую историю, историю СССР.
Ведь когда говорят о репрессиях тех же сталинских лет, мы читаем историю
разведывательных служб других государств, действительно были разведчики, были
шпионы, внедренные в политические элиты СССР. Опыт Первой мировой войны тоже
очень показательный. Когда началась Первая мировая война, выяснилось, что немцы
имеют подробнейшие карты российской территории. Такие же карты имели и во время
Второй мировой войны, во время Великой Отечественной. И появляется здесь
категория еще и профессиональных шпионов. То есть появляется она достаточно
давно. Еще в XVIвеке
Елена Глинская, мать Ивана Грозного, ее дядя Михаил Глинский одновременно умудрялся
служить шести государям. Если говорить о профессиональных разведчиках, то уже в
те времена мы этот феномен можем наблюдать.

Использовались при этом этническое происхождение в
распространении разведывательных структур. Например, немцы использовали немцев
этнических, проживавших в России, японцы использовали японцев, которые расселялись
в США, «Моссад» использовал расселение евреев. Уникальной в этом плане была
советская разведывательная система, такая идейная парадигма распространения разведки
на убеждении в идеологии коммунизма. Потом, в эпоху маккартизма, в США не
случайны гонения на коммунистическую партию США, на коммунистические идеи,
потому что тезис был такой, что именно оттуда на этой основе формируется
разведывательная служба, которая работает на СССР против Соединенных Штатов
Америки.

Не столько уже ограничивалось в этот период военной
тематикой, но возникает промышленный шпионаж, возникает такой феномен как
дезинформация. И в частности уже сейчас можно уже это осмысливать. Еще в годы
Рейгана была затеяна такая значительная кампания предоставлять ложную
информацию, как бы утечки в отношении перспективных научных тем,
научно-технических, военно-технических, и в значительной степени советские
службы попадались на эту удочку.

И вот, наконец, возникают войны третьего типа. Мы с
наглядностью можем это говорить – и распад Советского Союза, и 90-е годы, и 2000-е.
Войны нового типа это войны сетевые, это войны информационные. Здесь уже не
надо быть внедренным непосредственно в институты другого государства, но надо
владеть информацией, анализировать эту информацию, владеть соответствующими
информационными технологиями. Соответственно меняется и технология
осуществления разведки. Хотя обвинения были традиционно в адрес России, что в
России, в Советском Союзе шпионы, шпиономания и так далее, но еще русские
путешественники, тот же Достоевский, когда посещал страны Европы, удивлялся
такому тотальному контролю, такой шпионской сети, созданной в той же Франции, в
других государствах Европы. Витте, когда он посещал с дипломатической миссией в
1905 году США, говорил о том, что функции тайной полиции там гораздо выше, чем
в тех странах, которые традиционно определяются как тиранические. И вот мы
сталкиваемся сейчас с новым феноменом.

Понятно, очень сложная фигура Ассанжа, но он в значительной
степени поставил ту тему, которая действительно присутствует. В высшей своей
работе «Свобода и будущее Интернета» он эту тему четко ставит. Я процитирую Ассанжа:
«Дело в том, что мы все воспринимаем Интернет как некое платоновское
пространство идей, где можно озвучивать свои мысли, вести переписку,
публиковать книги – все это существует где-то там. На самом же деле все это
хранится на интернет-серверах, расположенных где-нибудь в Нью-Йорке, Найроби
или Пекине, и до нас эта информация доходит по оптоволоконным кабелям или по
спутниковой связи. Поэтому наши мысли и наша переписка находятся в руках тех,
кто контролирует серверы. Но а тот, кто может контролировать каналы связи и
перехватывать информацию, тот может вести слежку за целым обществом. Это новая
глава в развитии государственной слежки, возможность перехватывать сообщения не
отдельных лиц, а целых народов». Действительно вызов, и об этом говорит не
только Ассанж. Была утопия Оруэлла «1984 год». Это была критика советской
системы, но по сути-то дела именно эта система в глобальном плане сегодня и
создается. Видеокамеры, проникновение на переписку через систему Интернет,
контроль через Интернет на различных информационных потоках. И действительно
возникает ситуация, когда уже контроль не над отдельными лицами, не только
проникновение в замыслы государственных служб, но контроль над обществом,
контроль тотальный.

Еще цитата из Ассанжа: «Так что есть риск создания ситуации,
когда в обществе будет по сути две отдельные касты: защищенное меньшинство,
разбирающееся в том, как устроен Интернет, и обычные люди». Одна группа, меньшинство,
контролирующая, другая группа контролируемая. То есть здесь уже вызов такой,
что разведка, шпионаж выходит уже на другой принципиальный уровень. Это уже не
разведка, не шпионаж в отношении отдельных государств, а это установление
тотального контроля. Бывший глава Научно-исследовательского управления
радиоэлектронной разведки Агентства национальной безопасности США назвал это
понятием «тоталитаризм под ключ». Та система, которая создана сегодня в США
через шпионаж, выведенный на глобальный уровень, определяется как «тоталитаризм
под ключ».

И еще одну тему я хотел бы поднять в этой связи. Ведь новый
феномен требует осмысления. В принципе, конечно, истоки мы можем раньше
обнаружить. Разведка традиционно выполняла одну из функций, связанную с
противоборством, с борьбой государств. Но возникает такая тенденция, что
разведка приобретает самостоятельный интерес, и вместо служения тому или иному
государству оно само приходит к власти, само артикулирует собственные интересы.
Еще можно опыт Российской империи, ее гибели связать, когда охранное отделение
оказывалось замешано в революционном подполье. Крупнейшие фигуры – дядя царя
Сергей Александрович, министр внутренних дел Плеве, Столыпин оказались жертвами
агентов охранного отделения. Оказалось, что охранное отделение связано с
финансированием революционных партий. Казалось бы, особые обстоятельства, может
быть, ошибки в деятельности государства того периода времени. Но смотрим, а как
Комитет государственной безопасности? Ведь тоже поднимается тема такая, что КГБ
участвовал в перестроечном процессе, была определенная линия – андроповская
линия. Анализировали состав элит, клановость элит, какие клановые представительства
были в элитах того или иного периода. Так никогда в истории России, Советского
Союза, столь высокого процента представительства клановости бывших сотрудников
КГБ, ФСБ в элите нет. Что это означает? То есть артикулируется свой собственный
интерес. Разведка из той функции, которую она обеспечивает, играет на
государство, артикулирует уже собственные претензии, а возможно и собственную
идеологию. Это уже тоже новое явление, и в этой связи существующие тенденции
заслуживают самого пристального внимания.

Лексин В.Н. :

– Разведка и шпионаж – два понятия, которые, наверное,
наиболее понятны всем. Там, где работает наш разведчик, это называется
шпионажем, и наоборот, разведчик другой страны, который работает на территории
нашей страны, называется шпионом. Судьба их всегда была ужасная. Вы знаете, что
практически до 80-х годов XIX века
для шпиона была только одна расплата за его деятельность – это смертная казнь.
Это очень серьезные наказания, они идут издавна. И Вардан Эрнестович совершенно
прав, говоря, что явление самой разведки (шпионажа) связано со всей историей
человечества. Не забудем и о том, что когда, скажем, евреи перешли через
Чермное море, когда исход их был, и когда они начали завоевывать в тактике
выжженной земли, уничтожая все живое, территорию своего будущего размещения в
земле Ханаанской и так далее, они высылали людей, которые в Библии называются
лазутчиками. Слово-то русское на самом деле, у него корень «лазать». Он
пролезает, он тайно находится на этой территории, он скрывается и так далее.
«Лазутчик» – очень хорошее слово, у него прекрасная этимология.

Вспоминая свои годы военного обучения, я помню, конечно, что
такое разведка. Там тоже очень много понятий разных есть. Есть стратегическая
разведка – это изучение стратегий других государств, которые мы считаем
враждебными нам или которые могут быть враждебными. Это способы ведения войны,
средства и так далее. Разведка оперативная – это разведка, связанная с изучением
оперативной какой-то деятельности. И разведка боем – это самая что ни на есть тактическая
разведка, когда ввязываются уже люди в определенные действия друг против друга,
партии, системы государств и так далее, и начинается вот такая вот разведка
боем тактическая. Чаще всего она иногда даже провоцируется. И надо сказать, что
вот все эти вещи действуют не только между странами, но и внутри каждой страны
тоже. Есть свои разведчики и шпионы в партиях, есть свои разведчики и шпионы,
Вардан Эрнестович об этом говорил, в наших корпорациях – это то, что называется
промышленным шпионажем и так далее.

И здесь очень важно, я хотел бы на это только, наверное,
обратить внимание, что такое моральная сторона этой разведки. Это, наверное,
один из самых любопытных таких социопсихологических феноменов каких-то. И мне
кажется, что качество разведки, качество разведчика – это качество самой
страны, это качество ее идеологии, это качество ее патриотически устремленных
вот таких вот тенденций разных.

Я приведу только один такой маленький пример. Есть и русские,
конечно, издания по этому поводу, человек много пишет. Это известная книга об
истории тайных войн так называемая, она трехтомная, она вышла в Штатах
давным-давно. Она у нас переводилась тоже. Что же пишут американцы об этом
человеке? Жил да был мальчик. Родители его армяне. Отец его был, то что
называется, иранский поданный. В 30-е годы в России их было очень много.
Помните, Остап Бендер был турецкоподанный, да? Это естественные такие были
вещи, в то время на территории страны было много таких людей. Он был директором
маслобойки в станице Степной. И когда этому мальчику, его сыну, исполнилось 6
лет, он уехал на свою историческую родину в Иран. Там он стал одним из самых
богатых людей Ирана. У него была знаменитая кондитерская фабрика, и сласти их
были вообще вне конкуренции. И он был нашим разведчиком. Американцы отмечают
удивительный совершенно факт: он не получал ни копейки от так называемого
центра. Его коммерческая деятельность полностью вся, с созданием резидентуры, всех
этих вещей, вся была на собственные деньги. Ребеночек жил да поживал. Он
родился в 1924 году, совсем еще молодой человек был. И он в 1940 году
встречается с еще одним удивительным человеком, Иваном Агаянцем, который тоже
там в то время находился. Это тоже Герой Советского Союза, это очень такой
интересный человек. И он по стопам отца идет заниматься разведывательной
деятельностью. И тут в 1942 году англичане, а это было английское и советское
полуоккупационное такое, как его называют американцы, существование Ирана в то
время, во время войны, потому что огромные немецкие интересы были к этому –
нефть. 20 тысяч немцев только официально, военные советники и прочее, бродили
по этой территории. Англичане создают там разведывательную школу. Туда этот
мальчик наш вступает и начинает свою деятельность уже под прикрытием этой самой
английской разведки. Он заканчивает ее, масса у него разного рода знакомств и
так далее. 1943 год, ему 19 лет. В Тегеране состоится знаменитая встреча
Сталина, Черчилля и Рузвельта. И вот вся мировая историография считает, что
этот мальчонка в 19 лет спас вот этих самых людей, потому что ему удалось
полностью разгадать и предотвратить заговор Отто Скорцени. Может быть, старшего
поколения люди, знают, что это был самый знаменитый ас Гитлера, тот самый,
который выкрал Муссолини, беспроигрышный. Он сумел его обыграть, он сумел
организовать вместе со своими английскими коллегами очень серьезное противодействие.
Тот, кто видел фильм «Тегеран-43», это про него фильм, это исторический
персонаж. Но и на этом все не кончается. Когда заканчивается война, он
возвращается в Советский Союз, тогда это было возможно, и поступает на
факультет иностранных языков Ереванского университета. Он заканчивает его и
пропадает, его просто уже нет. Он вместе со своей женой Гоар, замечательная,
очень красивая женщина, перебирается сначала на Дальний Восток, потом на
Средний Восток, а потом в Европу. 43 года нелегал, 43 года! Вы можете
представить, что это такое? Он знал восемь языков, поэтому его принимали то за
иранского бизнесмена (он прекрасно знал коммерцию, он отцу помогал), то за
испанского журналиста, потому что он по-испански говорил лучше любого испанца.
Восемь языков восточных, европейских человек знал. Он вернулся в Советский
союз, он здесь умер. Ему было присвоено, естественно, звание Героя Советского
Союза. Он похоронен у нас на Троекуровском кладбище. Там чудесный стоит памятник
работы скульптора Ковальчука, очень хороший. У Шилова есть один из самых роскошных
портретов, он его сделал. Это Вартанян, это Геворг Вартанян. Это человек,
которого считают идеалом разведчика всех времен и народов. Это не наши люди об этом
пишут. Что двигало этим человеком? Сын богатейших людей, купался в деньгах (там
же он тоже коммерцией занимался) как угодно. Прелести западного мира, по
сравнению с тем, что было в Советском Союзе в то время, несомненные. Недаром
наши люди, когда приезжали туда, в обморок в магазинах падали. Что делало его
все это время, ни на секунду не отвлекаясь от этого, патриотом своей страны?
Долг разведчика, чувство родины – одна из самых серьезных моральных вещей. И
когда говорят, что разведчики обычно на две, на три страны стучат одновременно,
это блеф чистый. Этого практически нет никогда. Это, может быть, Мата Хари
могла или еще кто-то делать, и то по слабости женской, не более того. На самом
деле этого практически нет. Это серьезный, каторжный труд.

В связи с этим я еще на секунду вас отвлеку. Страшное слово,
которым сейчас всех пугают – смерш.
Это была мощная контрразведывательная структура. Там было три разных
подразделения, совершенно разных. Это МВД, это оборона, это КГБ, ими разные
люди командовали. И всего три года существовала эта организация. И то же самое,
иностранные специалисты говорят, что если бы этой организации не было, то исход
войны мог бы даже после 43-го года (это уже Прохоровка была) повернуться в
разную сторону. Потому что так, как была страна населена в то время дезертирами,
они были, людьми, которых отпускали из плена с определенными условиями, шантаж
невероятный был, шантажировали немцы наших людей, которые переходили потом, так
или иначе, на нашу территорию. Ужасный смерш,
чудовищный смерш. Да, его
работа была ужасная и кровавая, и страшная, и прочее. Назову вам одну только
цифру. Три месяца служил каждый сотрудник, работавший в смерше. Его либо убивали, либо было столь тяжелое ранение,
что он больше не мог встать в строй. Это были смертники три месяца, настолько
была сложна и тяжела их работа, и настолько за ними охотились. Это
контрразведка как таковая. Вы помните, может быть, тоже читали, наверное, книгу
Владимира Богомолова «Момент истины. (В августе 44-го)» Фильм был такой «Момент
истины». Это вот реальная работа смерша,
описанная человеком, который знает, что это такое.

Разведка и шпионаж, о которой Вардан Эрнестович говорил,
обязательные составляющие жизни всех обществ, и она будет все время
существовать, пока общество разделено на группы, на кланы, на государства, на
противоборствующие системы. Она будет всегда. Выигрывать в этой войне во многом
будут люди, у которых будут разведчики, которые служат не за деньги, а за
совесть. Никакие технические средства здесь не помогут, никакие информационные
сети. Если не будет преданных стране людей, если не будет понятия патриотизма,
долга, любви к своей родине, страна будет обречена. Я надеюсь, что до сих пор
все-таки такие люди, несмотря на ушаты грязи, которые были вылиты на нашу
разведку, на нашу контрразведку, на Комитет государственной безопасности, они
все-таки существуют. И если моя надежда оправдается, это некий шанс для нашего
благополучия. Спасибо.

Сулакшин С.С. :

– Спасибо, Владимир Николаевич. Я как всегда в своей манере
попробую выстроить понятийное такое строительство конструкции. Разведка и
шпионаж, конечно, синонимичные понятия. Владимир Николаевич уже сказал, что
если наш, то это разведчик, а если их, то это шпион. Но по сути это одно и то
же. Поэтому о разведке будем говорить. Разведка – это метод борьбы с
конкурентом или противником, вот что это по сути. Кто такие противники, кто
такие конкуренты? Конкурент может быть экономический, на рынке продаж, на рынке
производства. Там борьба за доход, за покупателя, за эффективность собственного
производства. Это может быть политический конкурент, в политической борьбе. Это
может быть конкурент в социальной борьбе, например, в соискании каких-нибудь
должностей и так далее. Иными словами, межгрупповая борьба в человеческом
обществе всегда сопровождается понятием конкурента и всегда предполагает вот
эту самую разведку. Кто такой противник? Противник – это враг, противник – это
государство прежде всего. И сейчас что модифицирует эту формулу исторически
верную, отчасти Вардан Эрнестович уже осветил, в противника превращается
общество тогда, когда возникает надгосударственная, наднациональная структура,
мы ее обычно называем клубом бенефициаров. Это такой небольшой клан, небольшая
довольно мировая группировка, для которой никакие человеческие и нравственные
законы не писаны, писаны другие законы, но они обладают колоссальными ресурсами,
и они модифицируют мир в силу своих достаточно определенных и, на мой взгляд,
достаточно низменных интересов. Для них общество, человечество в целом
превращается в противника, и возникают те самые методы информационного
контроля, информационного манипулирования. Они уже художниками отражаются в
виде, например, таких фильмов, как «Матрица», других футурологических фильмов.
Мне пришло на ум, что провидец, русский, российский, советский писатель
Александр Беляев еще лет 70-80 назад написал роман «Продавец воздуха». Вот
некий изобретатель из этого клана бенефициаров сумел засасывать атмосферный
воздух, сжижать его, лишать человечество источника для жизни и продавать, и на
этом наживаться. Вот примерная формула, только вместо воздуха речь идет об
информации.

«Разведка» этимологически происходит от слова «ведать» –
знать (разведать, разузнать). То есть классический смысл этой деятельности,
этого метода это получить некую информацию о конкуренте, о противнике, не более
того. Но разведка очень близка к еще одной категории, и сегодня о ней уже
говорилось, не явно, по крайней мере, – это спецслужбы. Это нетождественные
понятия, и соответственно не вполне совпадающие, иногда совсем не совпадающие
поля деятельности, цели, средства, задачи которые они ставят и которые они
решают. Я еще этого коснусь. Разведка, как и близкая к ней спецслужба,
характерна тем, что она принципиально работает незаконно, вне законов
международных, и на грани, и очень часто за гранью законов внутренних, национальных.
Там, правда, действуют, как в криминальном мире свои понятия, свои коды
поведения, коды взаимодействия. Разведка с разведкой имеют неписанные и почти
писаные правила поведения. Особенно в мирный период или угрожаемый период,
когда еще нет горячих, активных способов ведения войны. Возникают так
называемые даже каналы, каналы связи, когда на договорных основаниях разведки
противостоящих государств, контактируют друг с другом, обмениваются
информациями и бывают случаи, как например Карибский кризис, когда этот канал
становится более эффективным, более практически дееспособным, чем официальные
дипломатические или политические каналы отношений между государствами. Вот
именно так происходило, когда Джон Кеннеди и наш Никита Хрущев мерялись
характерами, поставив мир на грань ядерной войны. Сработал вот этот самый
канал. Для этого канала готовят людей.

Очень характерный признак и портрет, вот Владимир Николаевич
уже рисовал такой портрет, а я предлагаю вам угадать людей канала, которые
сейчас в России в правительстве, на телевидении очень часто выступают и
цитируются. Кое-кто из них уже не у дел, но тем не менее портрет остается. Это
люди по традиции из семей военных и разведки, это люди, которые знают пять и
больше языков; это люди, которые по своим психологическим характеристикам очень
энергичны, активны, талантливы, амбициозны; это люди, которых по жизни ведут в
их карьере какие-то неведомые силы. Вот почему они становятся общественными
лидерами, политическими лидерами, потом они становятся министрами, вице-премьерами,
премьерами, академиками. Понять, за какие заслуги, почему, невозможно, если не
предполагать, что невидимая рука движет их по жизни и направляет в те точки, в
которых они обслуживают интересы соответствующего клана.

Вообще разведка, эта сфера человеческой жизни, совмещает в
себе и трагедию, и подвиг. Вот прозвучал термин разведчик-нелегал. Это что
такое? Есть легальные разведчики, которые, например, работают под вывеской дипломата
или секретаря посольства какого-нибудь, или торгпреда, или еще кого-нибудь, а
есть нелегалы. Это означает, что этот человек проживает свою жизнь, как не свою
жизнь. Он отказываются от своей судьбы, от своей жизни, от семьи, от любви, от
отношений. Его забрасывают в страну, говорят, что хочешь там, то и делай, живи
там 10 лет, как гражданин той страны, вообще забудь, что ты наш разведчик, живи
и все. А потом в какой-то момент ему ставят задачу, и он должен. Здесь очень напряженная,
удивительно интересная, важная сфера психологии, человеческого выбора,
построения своей жизни, чему мы служим: желудку, карману или высоким идеям,
задачам. И конечно, правильно прозвучала тема, что за мотив у этих людей. А
мотива всего два, либо деньги, либо меркантилистский мотив, либо высокие идеи.
И вот тогда, когда в Советском Союзе создавалась лучшая система разведки в
мире, это были 20-30-е годы XXвека,
то вербовка шла за идею. Многие коренные жители Европы, Азии, Востока, Америки искренне
стремились помочь Советскому Союзу, стране восходящей надежды, стране справедливости,
стране нового ветра, стране будущего человечества, не за деньги, а за идею, за
смысл. И обращаем ситуацию: крах Советского Союза, сколько было завербовано и
перевербовано российских представителей спецслужб, перебежчиков. Некоторых из
них кара постигла, некоторых нет. И как это на сегодня выглядит? А точно так
же, как с футболистами, с контрактниками, с балеринами, с учеными. Бабло
побеждает. Значит, идея утрачивается, а значит, российская разведка, нарушая
свою традицию, утрачивает свой потенциал, что мы и видим. Анна Чапман, провал
за провалом. Есть, правда, убеждение, уверенность, что страна все-таки вернется
к своим истокам и основаниям, идейным, духовным ценностям, а не только
бабловым. И это скажется и на очень специфической сфере государственной службы
и ответственности.

Какие бывают разведки? Промышленные, промышленный шпионаж,
это та самая конкурентная борьба, военная, социально-политическая,
информационно-аналитическая, электронная, естественно, научно-промышленная и
партийная. Я называю такие классические названия, у них у каждой свои
особенности. Но что очень важно, возрастает, конечно, роль электронной
разведки. И тогда, когда в России либерально-космополитической уничтожалась
промышленность, электронная промышленность, когда Китай в это же время построил
125 заводов по микрополупроводниковой электронике и выпускает свои компьютеры,
свою базу, и туда закладку айбиэмовскую и прочую эппловскую уже не заложат, то
в России компьютеры, информационные технологии, системы контролируются
тотально. И слава богу, что руководство страны это поняло, и, правда очень
экзотически, создает научные шарашки классические так, как их создавал Сталин.
Называется это, правда, сейчас научно-военные роты будущих кибервойск, которые благодаря
Шойгу, поддержки президента в стране создаются. Лучше поздно, чем никогда. Еще
бы восстановить промышленность, науку высоких технологий,
микрополупроводниковое производство. Мы надеемся, что это будет впереди.

И последнее важное замечание к пониманию, что же есть
разведка, потому что ее, повторю, надо отграничивать от спецслужб. Разведка –
это получение информации. Здесь не производится вторжения в сам объект
слежения, мониторинга. Это как бы пассивное такое наблюдательное,
мониторирующее действие. А вот влияние на объект, дезинформация, воздействие,
проведение спецопераций по рассадке агентов влияния, по переворотам
политическим, по подрыву экономических, финансовых потенциалов страны, – это
уже спецслужба. Это активная функция, это не разведка. Контрразведка это тоже
не разведка, это спецслужба, которая работает по разведчикам, наносящим вот
такой ущерб в виде снятия информации. Спецслужба это, конечно, не только снятие
информации (они перекрываются, разведка и спецслужба), но это еще и
информационная манипуляция. И вот те наши телевизионные каналы, средства
массовой информации, компьютерные сети, которые сейчас базируются, совершенно
верно акцентировано, на серверах Нью-Йорка и так далее, это есть работа,
отражение мощных, очень затратных, профинансированных спецслужб, целью которых
является, возвращаюсь к своему определению, борьба с противником. Россия для
них противник. Итак, разведка, – отличаем ее от спецслужб, в то же время
понимая, что она близка и перекрывается, – это метод борьбы с конкурентом и
противником. Спасибо за внимание.

comments powered by HyperComments
6343
23668
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика