Социализм. Коммунизм
Передача «Обретение смыслов»

   Цикл передач "Обретение смыслов". Выпуск №104. Социализм. Коммунизм. 

Степан Сулакшин: Добрый день, друзья. Сегодня обещанный, завещанный термин «социализм», и, конечно, неотрывно с этим понятием «коммунизм». Драматическая, я бы сказал, судьба, история у этих понятий, у теорий именно в связи с человеческим опытом, экспериментом, практикой, в связи с тем, что колоссальные силы в мире имеют своей целью эти понятия, эти практики, этот опыт максимально дискредитировать.

Если все детали отбросить, я надеюсь, что в анализе они будут упомянуты, то, мне кажется, эти понятия живут… жили, живут и будут жить в каком-то очень напряженном таком промежутке между молотом и наковальней, между добром и злом, между будущим и прошлым, между прогрессом и регрессом, между… Вот разговор продолжим уже на конкретном уровне, поэтому начинаем. Вардан Эрнестович Багдасарян первый. Пожалуйста.

Вардан Багдасарян: Несколько лет назад мы провели такой расчет, подсчитали, как… насколько те или иные идеологии популярны в современном мире. Расчет выстраивался следующим образом – по самопозиционированию правящих партий, как правящая партия в той или иной стране самоопределеяется, какая она: социалистическая, националистическая, консервативная, либеральная и так далее.

Результаты были довольно интересные. Значит, либеральными позиционируются 18,9% стран, где правящие партии либеральные. Причем чистый либерализм, без примесей, то есть не либеральный консерватизм, не какой-то другой вариант – это всего 11,7%, и из крупных идеологий либерализм проигрывает всем остальным идеологиям в мире. Это не самая вот по самопозиционированию партии популярная идеология. 29,7% – это партии правящие, либо национализм, национальный консерватизм, то есть идеология третьего пути. И социалистические партии занимают 51,4% стран в мире, причем 26,2% – это социал-демократический вариант идентификации социализма и 25,2% – это партии, идентифицирующие себя как идеология «социализм с национальной спецификой».

То есть, если мы посмотрим суммарно, социализм на настоящее время наиболее популярная политическая идеология в мире. Когда говорят о закате социализма, о крахе его этого проекта, связанного с распадом СССР, то это не совсем так. То есть в мире социалистическая идея занимает, охватывает больше половины всех стран, то есть наиболее популярная идеология в мире. И как определить социализм, что это, что лежит в основе?

Когда мы проводили анализ либерализма и показали то, что… что главное, да, отделив главное от второстепенного, то для либерализма это главное – это идея свободы, свободы индивидуума. На чем построены идеи социализма? Социализм заявляет прямо другое – это приоритет общего над частным, то есть в основе социум, в основе идея социальности. Значит, в этом плане он оппонирует по отношению к либерализму.

Коммунизм. Коммунизм – коммуна, то есть общинность. Он тоже оппонирует по отношению к либерализму: не свободное существование отдельного индивидуума, а жизнь общиной, жизнь коммуной. Как различить социализм и коммунизм? Ну, в марксистском дискурсе социализм рассматривался… в советском марксистском дискурсе социализм рассматривался как один из этапов на пути к коммунизму, но есть и другие подходы к этому рассмотрению.

Вот, в частности, сошлюсь на Фердинанда Тенниса. Он противопоставлял социализм и коммунизм он противопоставлял, значит, и концепт общины противопоставлял концепту общества. Общину он соотносил, идею общины он соотносил с идеологией коммунизма, значит, а идею общества соотносил с идеей социализма. Отсюда прототипом общинного… вот идея общины переносилась на весь социум, является семья, основная скрепа выступает традиция, общество в тенисской методологии трактуется совершенно иначе. Тут не общинность, а некий общественный договор, договор индивидуумов тех же, и которые вот совокупно агрегируются… их интересы совокупно агрегируются и уже складываются из этого общества. Поэтому коммунизм построен в историософском плане через идеологию «тезис – антитезис – синтез».

Коммунизм на новом этапе восстанавливает то, что было изначально: пещерный коммунизм, отрицание коммунистической идеи, значит, в период появления частной собственности, и новое обращение к коммунизму. Значит, социализм строится иначе, социализм строится на… в тенниской этой версии на таком монотонном процессе. Поэтому коммунизм перекликается отчасти, может, как это ни парадоксально звучит, с традиционализмом, а социализм перекликается в большей степени с модернизмом, с модерном. Поэтому здесь есть определенные различия такого порядка.

Есть аналогия с мировыми религиями. Христианство охватывает значительный ареал стран мира, но воплощается исторически христианство по-разному. Это воплощение в значительной степени определяется цивилизационной средой. То же самое и с идеологией социализма и коммунизма. Сошлюсь, работа Меллера ван ден Брука «Каждый народ имеет свой собственный социализм», называется эта работа, «Каждый народ имеет свой собственный социализм». Жорж Сорель: «Есть столько социализмов, сколько существует великих наций».

Поэтому, когда вышла работа Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма», где Бердяев показывал о том, что, значит, очень плохо понимают на Западе вот идею коммунизма, идею интернационала, полагая, что это какая-то идея, экстраполированная в Россию, Бердяев рассуждал так, что Третий интернационал – это, по сути, модификация идеи «Москва – Третий Рим». То есть социализм в русской, российской версии – он настолько отличался от марксистского учения, что в большей степени был новой адаптивной формой представления русской цивилизационной идеи.

Поэтому чистых моделей социализма, либерализма, консерватизма – их никогда не было и не существовало, поэтому принципиально важно учитывать цивилизационную адаптивность и ту реальную версию представляемой модели, которую она имеет, будучи воплощена применительно к той или иной цивилизации.

Степан Сулакшин: И все? Песчинок сэкономленных. Редкий случай.

Владимир Лексин: Краткость – сестра таланта.

Степан Сулакшин: Владимир Николаевич Лексин, пожалуйста.

Владимир Лексин: Вот из нас троих, ведущих эту передачу, двое очень хорошо знают такое понятие как «реальный социализм». Потому что основную часть своей жизни мы просуществовали в социалистическом государстве в окружении других социалистических государств, и что такое реальный социализм, и что такое представление о коммунизме в реально социалистической обстановке, мы очень хорошо ощущаем.

И, надо сказать, как мне кажется, что это ощущение весьма расходится с теми представлениями, которые сейчас навязывают тем, кто имеет, ну, какие-то мысли по этому поводу, только исходя из публикаций или некоторых, там, телевизионных передач, или, там, из интернетных сообщений по этому поводу людей, которые никогда не жили в этой среде, и мало имеют представления о реальном наполнении.

Что такое «коммунизм»? Вот я с этого все-таки начну. Значит, коммунизм – это, с одной стороны, направление общественно-политической мысли, философской мысли, которое развивает не только представление о том, что это такое – коммунизм как таковой, но и показывает необратимость перехода человечества к существованию в фазе коммунизма как единственному условию его гармоничного выживания. С другой стороны, это социально-политические движения – коммунизм, очень активно развивающиеся и существующие до сих пор во всем мире.

И они все очень четко позиционируют главное семантическое содержание этого слова, об этом уже говорил Вардан Эрнестович, commūnis, «общий», «общий». Действительно, первыми коммунистами, ну, в новое время, это были первые христиане. У них было общинное устройство с коллективной собственностью и с очень мощным нравственным таким основанием жизни таким образом.

Далее потом коммунистическая идея постепенно перешла в разряд более несколько философствований, таких умствований. Это «Утопия» знаменитая Мора, утопия Мабли с его аскетическим коммунизмом, Морелли – аграрный коммунизм, Руссо – подчинение индивида общей воле, это у него как одно главное, можно сказать, такое вот его догматическое представление об этом. Бабеф, Фурье, там, Кобе «Икария».

И, опять же, вот когда мне было, там, 30, 40 лет, очень многие люди покупали такие маленькие, очень красиво изданные сбор… книжечки в таком прекрасном переплете серебристом. Это назывался он «Утопический коммунизм». Вот все эти фамилии людей, о которых я сейчас говорю, были обозначены на обложках, там, или, значит, их произведения. И вот Кобе «Икария» – это просто роскошный роман, к тому же еще остров «Икария» – там существовал братский коммунизм, и там жили, с его точки зрения, истинные христиане. Здесь тоже опять вот сближение несколько с такой с христианской идеологией.

Марксизм. Появление марксизма как общественно-политического учения, как философского учения, конечно, изменило представления о том, что такое коммунизм, для очень многих сторонников и противников его, поскольку во главу угла была поставлена идея несправедливости эксплуататорского общества, тогда уже складывался капитализм как таковой, эксплуататорского общества, в котором эксплуатирующее меньшинство подавляло всегда эксплуатируемое большинство.

И выходом из этого… что ли, вот из этой ситуации, потому что капитализм – он воспроизводил все время вот эту вот такую мощную антиномическую вот ситуацию, когда меньшинство угнетало большинство, разрядиться могло только в форме бесклассового общества как такового, где был… и марксисты показывали, что это не только утопическая, но вообще возможная вещь такая, был реализован такой вот главный догматический, что ли, лозунг – это «От каждого по способностям или от каждого по возможностям… - тут немецкий пе… там, перевод с немецкого, там, допускает и то, и то, - и каждому по потребностям».

Вот к тому же еще в марксизме очень четко понятие «коммунизм» было связано с разделением государственного и гражданского общества в будущем, общества безвластия, отмирания государства как такового. Но, надо сказать, что как только идеи коммунизма начали реализовываться в жизни, оказалось, что все… вот в этом отношении все было по-другому.

Государство, его сила, его мощь такая государственная, все это устройство машины оказалось единственным таким мощным идеологическим, там, институциональным основанием, для того чтобы идеи коммунизма могли каким-то образом существовать в реальной как раз обстановке, значит, как таковой. И марксизм очень четко отделил идею… вернее, отделил представление свое о свободе от идеи либеральной свободы. Он полностью разошелся с либерализмом в этом отношении как таковым.

Идея свободы в коммунистическом обществе или при коммунистическом отношении к жизни – это свобода от подавления, от эксплуатации, от привилегий меньшинства по сравнению… по отношению к большинству. Свобода всех – это основа свободы каждого. Это очень важное представление о том, как коммунизм разошелся с либерализмом вот на стадии как раз вот марксистской теории.

Социализм. Три направления. Очень близкие тоже они все были с коммунизмом. Тут три направления таких. И если commūnis – это общий, то социализм от слова socialis, «общественный». Общий, общественный – они тут как-то сходились. Значит, это, во-первых, конечно же, это комплекс определенных социально-философских, там, идейно-политических концепций, доктрин, установок, такая доктринальная часть.

Второе направление социализма – это совокупность социально-политических движений. Вардан Эрнестович говорил уже об этом, они были, они существуют, они до сих пор очень сильны в мире. И третье – это предлагаемый в будущем или существовавший в СССР, странах Восточной Европы, в Китае, в некоторых странах Азии общественно-политический строй. Вот и то, и другое, и третье называется «социализмом» – и учение, и совокупность движений разных общественно-политических, и реальные вот государства, значит, как таковые.

Причем социалистическое не разошлось кардинально с капитализмом, поскольку предполагалось в учении, что социализм – это первая стадия приближения к коммунистическому будущему, и реальный социализм как таковой – он мог побеждать, мог каким-то образом позиционировать себя уже в форме устоявшегося государства, какого-то устройства только в результате социалистических революций.

Вот социалистическая революция, необязательно в форме вооруженного противостояния или мирного противостояния, это было одно из основных таких вот условий перехода к социалистическому обществу от капиталистического. Капитализм никогда не сдал бы своих позиций без соответствующего такого вот насильственного какого-то перехода.

Надо сказать, что сейчас очень много видов социализма – социал-демократия… Кстати, одно из самых мощных таких, что ли, подвидов, подразделений самого социализма как такового так называемый демократический социализм. Это отдельное учение, это отдельная доктрина. И есть очень много государств, которые считают себя социалистическими до сих пор, поскольку у них так называемый демократический социализм, основанный на том, что капиталистические начала – они не уходят из этого общества, но они интегрируются в структуру социалистически организованного вот бытия людей как таковых.

Интеграция капитализма в социалистические, даже каким-то образом, там, коммунистические начала – это суть так называемого демократического социализма. И поэтому сейчас говорят об отдельном шведском социализме, об итальянском социализме, о марокканском социализме. Я вот, когда, там, думал об этой передаче, насчитал около 70 видов социализма, которые вот реально существуют в мире.

Погибла ли эта идея или нет? Состоялся ли крах социализма и социалистической идеи как таковой, коммунистической идеи? Думаю, что нет, думаю, что нет. Просто, как мне кажется, произошел определенный некий виток, может быть, переосмысления в мире, что такое реальный социализм, и каковы его реальные плоды, насколько он утопичен, насколько он реален, и социалистическая идея, рано или поздно, все равно будет все в большей степени, мне кажется, доминировать в общественном устройстве мира как такового.

А вот все, что сейчас имеется, прогрессивного, ну, хорошего в мире, в капиталистическом мире, он становится практически монотонно капиталистическим, это то, что привнесли туда социалистические учения, и что привнес туда опыт Советского Союза и стран социалистического лагеря. И именно в этот период существования Советского Союза, стран Восточной Европы вот в социалистическом таком вот мейнстриме было временем наибольшего расцвета, там, культуры, искусства, образования, воспитания людей, создания у людей определенного, самого главного, наверное, для человека настроения, что завтра будет еще лучше.

Социализм – это общество, которое демонстрирует любым людям возможность того, что завтра не будет хуже. Это тот общественный строй, который позволяет сохранять у людей надежду на то, что внуки, правнуки будут жить лучше, чем жили эти люди. И это было реальное достижение социализма. В реальном социализме люди жили и думали именно так. Спасибо.

Степан Сулакшин: Спасибо, Владимир Николаевич. Каждый раз сталкиваюсь с трудностью, что все время нужно держать себя в такой определенной мыслительной спортивной форме, а именно, вспоминать и держать цепко в руках назначение наших бесед «Обретение смыслов». Смысл – это… это соотнесение некоторого вот понятия с бесспорными установившимися образами сознания – раз, с проявлениями в окружающем мире – два. Но еще очень важно – это часть констатирующая, пассивная, такая описательная, классифицирующая выстраивание смысловой аксиоматики пространства смыслов.

А вторая, очень важная, часть – а зачем мы его ищем? Любопытство удовлетворить? Наверное, нет, не только. Для активной деятельности, для того чтобы нечто с этим сделать, нечто в мире преобразовывать, какое-то строительство вести, какую-то деятельность человеческую производить. И вот эти требования к поиску смыслов, я полагаю, что надо помнить. Они очень важны.

Социализм, так же как и коммунизм, мы будем сейчас о социализме больше говорить, это понятие, как и все в гуманитарном смысловом пространстве, многозначное. Вот по моей жесткой такой когнитивной формуле что такое «обрести смысл»? Первый шаг – это, значит, ответить на вопрос «что это?» И вот берем словари и читаем. Первое – это учения, ну, что-то из разряда вот истории о социально-политических учениях, то есть генезис такой понятия, исторические факты. Второй ответ на вопрос, что это такое – это строй…

Вот знаем, что такое «строй солдат», а «строй» применительно к вот таким обширным оболочкам социального общежития – слово очень неудачное. Я буду применять ниже другое слово – «устройство», и разница как раз в чем? Строй – это пассивно, а устройство – это нечто, что будет действовать, работать, это активно. Третья опция в традиционном подходе в словарях энциклопедических – это доктрина.

Ну, доктрина – это такой основополагающий принцип, представление, идея, не более того, то есть ограниченная, начальная, опять-таки далекая от активной возможности и готовности действовать, обладая в руках вот этим самым смыслом. Поэтому иногда я наталкиваюсь, конечно, на критику своих позиций методических, но считаю, что смыслы человеку нужны для деятельности, для того чтобы быть человеком активным. И это привносит отличия в наших попытках дать дефиницию, дать обретение смысла от традиционных таких, внеконтекстных, дескриптивных и пассивных определений, которыми полны источники, учебники и всякого рода энциклопедии.

Итак, почему мне не нравится слово «строй»? Потому что оно не дает представления о движении дальше, и слово «устройство» применяю. Что есть «социализм»? Социализм – это устройство человеческого общежития, государственных и общественных порядков и конструктов, основанное на принципе кооперативного поведения, то есть перераспределения добавленной стоимости, коллективизма, достижения всеобщего блага. Значит, это первое – устройство реалий человеческой жизни, и второе – перечисление тех отличительных ценностных опорных точек, которые это устройство характеризуют, делают самодостаточной сущностью, смыслом, и отличают от других.

Но, естественно, рядом находится противоположность, отличительная сущность. Какая? Ну, конечно же, это капитализм. Вот в таком подходе что есть капитализм? Капитализм – это устройство человеческого общежития, государственных и общественных порядков и конструктов, основанное на принципах индивидуализма, неограниченного присвоения, конкуренции, достижения личного блага, доминирования денег. Все остальные нюансы, детали, исторические вариации, воплощения – они как оболочки, не более как вариации вот этого корневого содержания смысловой аксиомы.

Это легко проверить, в этом легко убедиться, если вот, как Владимир Николаевич нам сказал, десятки есть версий интерпретационных, но когда их анализируешь, фильтруешь, то в корне находишь вот эту смысловую аксиому. И когда ею обладаешь, то тогда все смысловые пирамиды, проекции, вариации, там, деформации, инсинуации, интерпретации – они становятся очень понятными и прозрачными.

Почему и как социализм возник как вот такой чертеж человеческого бытия, устройства? Есть два принципиальных пространства, в котором происходит эволюция человека и человеческого сообщества. Это пространство материальных ресурсов, и оно принципиально: нет ресурса – нет жизни, потребности для жизни нечем удовлетворять, и второе – это пространство нематериальных потребностей человека, потому что человек есть человек истинный. И если в первом случае вызов – ты будешь или не будешь, то во втором случае вызов другой – ты будешь человеком или ты будешь дочеловеком, нечеловеком, животным.

Так вот, целый ряд идеологий или таких чертежей и устройств, как-то, скажем, либерализм против социализма или капитализм против социализма – это примерно то, что возвращает человека назад, загоняет в тупик эволюционного развития, потому что движение назад есть регресс. А вот социализм и коммунизм, несмотря на историческую, казалось бы, неудачную апробацию, это вопрос прогресса, это вопрос будущего.

В этом отношении коммунизм – это, конечно, футурологическое, теоретическое представление об устройстве человеческого общежития, государственных и общественных порядков и конструктов в условиях, внимание, очень важно, достаточности ресурсов для жизни и основанном главным образом на нравственных принципах человека истинного, а мы о них уже говорили. Это труд, это альтруизм, сопереживание, это и идеалистичность, и стремление к совершенству, это креативность, инновационность, коллективизм, ценность жизни, любовь и еще несколько принципиальных вещей, которые человека делают человеком.

Поэтому, конечно, попытка Хрущева заявить, что к 1980 году в Советском Союзе будет коммунизм, отражала всего лишь безграмотность и авантюристичность этого лидера и его когорты, отражала теоретическую, в общем-то, скажем так, слабосильность обществоведения того времени. Но эта угроза и сегодня существует, поэтому, конечно, говорить о том, что мы построим коммунизм через 20, через 30, через 100 лет безосновательна, если не… отве… нет ответа на главный вопрос: будет ли достаточность ресурсов?

В советское время этим категориям было посвящено очень много исследований, и были найдены, конечно, глубокие непреходящие идеи, описания, развертки смысловые. Ну, например, две блестящих совершенно формулы, но как любая формула, она ухватывает только сердцевину. Это социализм: «От каждого – по возможностям, каждому – по труду». Коммунизм: «От каждого – по возможностям, каждому – по потребностям». И вот эти формулы потом в моих определениях порождают пирамиду разверток уже практического строительства.

Какова должна быть доля государственных расходов в общих материальных потоках, в ВВП? Соотношение регулирования дохода собственника частного или работодателя и перераспределяемой доли валовой добавленной стоимости наемному работнику и в общественные фонды потребления для перераспределения по всему социуму, для того чтобы реализовать принципы социализма: это милосердие, это социальная справедливость, это социальная помощь.

Или принципы коммунизма – будущего устройства человечества: каждому по потребностям. Человек может быть болен, он ничего обществу не может отдавать, а общество, тем не менее, его жизнь считает ценностью и дает ему блага. Вот разница между всеобщим благом и индивидуальным благом – это вещь принципиальная, и она отличает социализм и коммунизм как футурологическую уже стадию развития таких вот солидаризационных, социализированных принципов устройства бытия от индивидуализированных, либеральных, капиталистических, социал-дарвинистских, животных.

По большому счету это выбор для человечества между возвращением к своему реисторическому животному состоянию или выбор в пользу эволюционного прогресса и развития. Опыт СССР, других стран социализма неудачен в известной степени, потому что не хватило мозгов, не хватило профессиональной какой-то тонкости мышления, строительства, не хватило, в конце концов, открытости, искренности и нравственности верховодителей в том, чтобы найти оптимальное соотношение. Скажем, была запрещена частная собственность. Почему? Да догма потому что. Потому что боролись с капитализмом, там, на заре гражданской войны и первых лет советской власти и так от этого не освободились.

Предпринимательский труд, труд бизнесмена – это тоже труд, и он тоже должен оплачиваться. Но он более ответственный, потому что это управленческий труд. Он создает логистики, он создает рабочие места, он создает возможность для технического прогресса, для создания той самой валовой добавленной стоимости, и он должен оплачиваться, он должен стимулироваться. Поэтому, конечно, часть дохода от частного предприятия он должен получать. Но весь вопрос – какую часть? Если, как в нынешней России, никем и ничем не регулируемую, то это то самое… та самая капиталистическая эксплуатация человека человеком, порождение напряжения, дисгармонии в обществе.

Поэтому, если коротко говорить, то не были найдены оптимальные и наиболее эффективные соотношения в регулируемых пропорциях того самого устройства государственных и общественных порядков, которая показала бы, доказала бы прогрессивность и будущность, неизбежность того ядра смыслового, который заложен в социализме и в коммунизме. И с другой стороны, этот исторический эксперимент – это блестящий эксперимент, потому что он показал, что люди могут строить свое настоящее и свое будущее.

И вызов к нам, к вам, к современному человечеству в том, чтобы, извлекая этот урок, найти способы недогматического, честного, прозрачного, основанного на идее всеобщего блага равенства достоинства каждого человека, технические, технологические решения, как обустроить страну, как обустроить человечество. И социализм, и коммунизм – это будущее. Либерализм, капитализм – это прошлое. И это главное. Спасибо. И в следующий раз термин, который мы выносим на обсуждение, это «традиционализм», «традиционализм». Всего доброго.


comments powered by HyperComments
4245
15233
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика