Сулакшин С.С. на радио "Столица ФМ"
Эксперты Центра на ТВ и радио

Сулакшин С.С. на радио Столица ФМ в программе «Другими славами». Тема: "Тотальная слежка за Россией".


СИНЕОКОВ: Здравствуйте. Добрый день. В эфире столица «FM». Программа «Другими славами» и ее ведущий Игорь Синеоков.

КЛИМОВ: Здравствуйте. Иван Климов тоже здесь. Как обычно суббота – и мы с вами. Сегодня мы другими словами будем говорить на очень важные темы. Они действительно серьезные, но мы хотим поговорить о них как-то так, что бы людям было понятно.

СИНЕОКОВ: Ну, и чтобы это было как бы лицом к людям. А говорить мы будем… Тема сегодня, которую можно условно назвать: «Выйти из-под американского колпака».

КЛИМОВ: Сейчас я объясню, подожди. Мы хотели уйти сегодня от Украины, потому что мы много недель говорили только про Украину.

СИНЕОКОВ: Два месяца.

КЛИМОВ: И про события, которые там происходят. А теперь мы чуть-чуть уходим от Украины. Но, тем не менее, все равно, вот эта тема связана с теми событиями, которые сейчас происходят между Россией и между Украиной.

СИНЕОКОВ: И всем остальным миром.

КЛИМОВ: То, что происходит между остальным миром.

СИНЕОКОВ: Ну, это фактически тема информационной безопасности страны. И в гостях у нас Степан Сулакшин, гендиректор Центра научной и политической мысли и идеологии. Здравствуйте, Степан Степанович.

СУЛАКШИН: Добрый день.

КЛИМОВ: Если еще развивать нам подтемы, то мы сегодня поговорим про создание национальной платежной системы.

СИНЕОКОВ: И, собственно, на этой неделе, во втором и в третьем чтении Дума приняла…

КЛИМОВ: Даже не на этой неделе, а это произошло вчера. Закон принят с названием: «О внесении изменений в Федеральный закон «О национальной платежной системе». Почему это было сделано? Закон направлен на обеспечение бесперебойности осуществления переводов денежных средств.

СИНЕОКОВ: Поэтому мы будем говорить про национальную платежную систему. Мы поговорим про рубль, каков статус нашей валюты в мире

КЛИМОВ: Фактически, да. Переход на внешнеторговые операции вести в рублях. И в первую очередь было сказано, что должны от доллара отказаться три крупнейших экспортера – это «Газпром», «Роснефть» и «Рособоронэкспорт».

СИНЕОКОВ: Смогут ли они это сделать? И еще мы будем говорить про создание отечественной операционной системы и отечественных микропроцессоров. Все, начинаем разговор.

КЛИМОВ: Итак, Степан Степанович, как вы считаете, понятно, что Россию задавить военной силой практически невозможно. У нас есть ядерное оружие. Какими методами нас попытаются ослабить?

СУЛАКШИН: Вы знаете, мы часто, произнося слова «военная сила» и «вооружение», военная техника мыслим категориями еще прошлого века, Великой Победы в Великой Отечественной войне.

СИНЕОКОВ: Потому что привыкли, что войны выигрываются на поле боя.

СУЛАКШИН: Да, по ворошиловским формулам: чем больше людей, чем больше выстрелов, тем вроде мощнее страна.

СИНЕОКОВ: Люди никогда не кончаются. Да.

СУЛАКШИН: Но современный мир в межгосударственной борьбе, противоборстве, конфликтах, в том числе военных конфликтах, уже использует другие способы ведения войны. Известно словосочетание «мягкая сила». Речь идет о том, что со страной можно не воевать в горячих формах, таких вот с металлом, с громом, с порохом, с дымом, а можно ее побеждать, разлагая ее суверенный потенциал изнутри.

СИНЕОКОВ: Правильно ли я понимаю, что если воевать горячей войной, то эффект будет быстрый, но он не будет таким, какого хочется добиться, он не будет надежным?

СУЛАКШИН: Вот что касается России, то большинство, конечно, и исторических примеров, и современной аналитики, в том числе психологической, технической, военно-технической, говорит о том, что с Россией лучше в горячие войны не воевать. И после Второй мировой войны, собственно, таких попыток уже не делалось. Но цели-то все равно сохранились, остались.

Россия – это геополитический противник, прежде всего, конечно, англо-саксонского мира, цивилизации Запада. Прежде всего, Соединенных Штатов Америки. И тут важно понять корневую причину вот этого противостояния. Это даже не коммунизм, социализм с 75-летней историей СССР.

СИНЕОКОВ: Если вспомнить, откуда пришел коммунизм – тоже с Запада

СУЛАКШИН: Это сотни лет цивилизационного противостояния. И как все в мире поделено на добро и зло, любые темы, так вот и мир поделен на часть, которая устремлена куда-то в будущее, по религиозным смыслам преображения к образу и подобию, а какая-то живет наживой, живет биологическими инстинктами, живет желанием превосходства. И эти свои желания исполняет, в том числе, всякими хитрыми способами. В том числе вот этой самой мягкой силой. Информационным противодействием, воздействием, психолого-политическим противодействием, воздействием.

И даже в наших исследованиях мы открыли новые поколения такого типа, назовем напрямую, это современные формы вооруженийкогнитивное оружие. Это уже касается такого воздействия на образ мышления, на теоретические порядки, экспертные и научные круги, которое калечит население, специалистов…

СИНЕОКОВ: Ну, вот смотрите…

СУЛАКШИН: …Начиная с университета.

СИНЕОКОВ: Ну, вот смотрите, пока американцам не удавалось вот таким образом победить. Ну, последние события…

КЛИМОВ: Подожди, как это – не удавалось?

СИНЕОКОВ: Не удавалось.

КЛИМОВ: Американцам победить, если все…

СИНЕОКОВ: Им приходилось применять военную силу.

КЛИМОВ: Подожди, если все признают…

СУЛАКШИН: 1991 год…

КЛИМОВ: …Что «холодную войну» они выиграли?

СУЛАКШИН: СССР развалился.

КЛИМОВ: Конечно. Был вброс идей в СССР. Эти идеи какое-то время здесь варились, и созрели люди, которые с удовольствием провели в жизнь точку зрения американцев. Мне кажется, это так.

КЛИМОВ: Я говорю сейчас о последних событиях. В данном случае я говорю о Ливии, я говорю о Сирии, я говорю об Ираке. Им приходилось каждый раз применять военную силу. Они сразу объявляли эту страну страной-изгоем и после этого вводили сначала санкции, а потом – военную силу. Вот в Россию они ввести военную силу не могут.

СИНЕОКОВ: Ты сейчас хорошо сравнил Россию с Ливией и Египтом.

СУЛАКШИН: Вы знаете, вот когда существовал Советский Союз, то такие попытки не всегда предпринимались, как в Ливии, Сирии, Ираке, а готовятся к Ирану. Часто, как во Вьетнаме, например, терпели крах, или в Египте. А вот собрать мировое сообщество для такого рода операций, спецопераций, агрессии, по существу…

Вы еще Югославию забыли назвать, сейчас уже можно. Почему? Потому что 75% информационного трафика в мире принадлежит американцам. Потому что Россия за эти 23 года доведена по формулам либерально-космополитической политики до состояния едва живой державы.

КЛИМОВ: Я с вами не соглашусь, потому что на самом деле мы информационную войну в ситуации с Украиной выиграли.

СУЛАКШИН: Это кто вам сказал? А вы считали, как голосовала Генеральная Ассамблея ООН по поводу резолюции, которая разделила мир, за киевскую версию Украины, и за российское видение этой ситуации?

СИНЕОКОВ: Здесь, наверное, не совсем информационные ресурсы сыграли…

СУЛАКШИН: Здравствуйте.

СИНЕОКОВ: Там другие…

КЛИМОВ: Нет, может быть, мы немножко не о том говорим? Вчера, по-моему, Керри назвал, что телеканал «Russia Today» – это настоящая пропаганда, и надо с ним бороться, надо его закрывать.

СИНЕОКОВ: По крайней мере, наконец-то, Вашингтон хоть чего-то испугался.

СУЛАКШИН: Как будто бы американские все каналы без исключения не работают на американскую государственную трибуну.

СИНЕОКОВ: Конечно.

КЛИМОВ: Но раньше у нас считалось, что телевидение и радио у нас такие абсолютно либеральные, и они как раз льют воду на мельницу тех самых людей, о которых вы говорили. Сейчас ситуация поменялась.

СУЛАКШИН: Вы знаете, есть такое понятие «русский маятник», вот он то в одном крайнем положении, то в другом положении. Патриотизм – это вещь невероятно важная, когда она естественная натуральная, а не в таком в режиме очередной политической компании. Когда я вижу сейчас некоторых политиков, как и известных журналистов, которые совсем недавно вели себя одним образом, а на сегодня выполняют команды, и в разговорах с ними совершенно точно видишь, что есть риски угрозы, если они будут вести себя иначе, то это не означает, что страна восстанавливает свой естественный цивилизационный, такой русско-российский патриотический потенциал выживания.

Вообще, страну можно себе представить, как живой организм. Он и сильный, он и умный, он и добрый может быть. Он может быть больной. Он может помереть, как в 1991 году Советский Союз. Так вот, сегодняшняя Россия очень тяжело больна. Ее социально-политическая, интеллектуальная, народная иммунная система только-только начинает пробуждаться.

КЛИМОВ: Вот в этой ситуации американцы могут нашу страну объявить страной изгоем?

СУЛАКШИН: Не просто…

КЛИМОВ: Как вы считаете?

СУЛАКШИН: Не просто могут, этот план реконструируется. Он существует. Несколько лет назад мы уже предсказывали, что в ряду Югославии, Ливии, Сирии, Ирака, Ирана, обязательно окажется Россия. И если вы следите за американской публичной риторикой, то там уже заголовки следующего рода: Путин – это Башар Асад. Россия – это Сирия. Санкции уже появились. Уже угрозы серьезной экономической блокады. Напомню, что Ирак, Иран прогнулись под тяжестью экономической блокады, когда их экономика, как и российская, являются монополизированными на экспортных поставках углеводородов.

КЛИМОВ: Ну, наверное, для того и мы и делаем сейчас…

СИНЕОКОВ: Нет, смотри, тем более что сценарий-то уже отработан.

КЛИМОВ: Абсолютно.

СИНЕОКОВ: Фактически, уже в Югославии они применили то, что готовили, в общем-то, для России.

СУЛАКШИН: Абсолютно так. Еще один сценарий относительно России оттренировывался, по свидетельствам уже открытым, таким откровенным, американцев на Украине.

КЛИМОВ: Это когда?

СУЛАКШИН: В Киеве. Ну, как…

КЛИМОВ: Оранжевая революция?

СУЛАКШИН: Мы понимаем, что раз завели 5 миллиардов долларов, они потратили за эти десятки лет, перестраивая национальное сознание, выращивая целые эшелоны политиков, а задача-то… Их Украина вообще не волнует, это лишь полигон, это как говорится, точка подскока в глобальном противостоянии с Россией. Вот здесь, конечно…

КЛИМОВ: Вот здесь интересно, каково украинцам ощущать себя подопытными кроликами? Когда на них просто проводили эксперимент. Мы это понимаем все прекрасно, это был эксперимент.

СУЛАКШИН: А как нам себя нужно ощущать в условиях, когда стране навязана и до сих пор проводится совершенно безумная финансово-экономическая политика, коммерциализация гуманитарных сфер, как образования?

Вот простой пример, из моей собственной семьи. Дочка поступила в пять вузов, один из них в Бонне. Университет. Германия.

КЛИМОВ: Так.

СУЛАКШИН: И там немецкое правительство платит из немецкого госбюджета за ее обучение. А если бы она выбрала вуз, в который она поступила в России, то она должна была бы за свое обучение платить, а российский бюджет, видите ли, уходит в сторону. Либеральная модель, называется.

И точно так же в здравоохранении. Точно так же в школе. Я вам процитирую. В 2008 году кандидат в президенты Дмитрий Анатольевич Медведев в Красноярске заявил: «Ученик в школе не должен быть обузой для учителя, а должен быть источником его доходов».

СИНЕОКОВ: Он фактически призвал учителей к тому, что «давайте вы, в общем-то, живите, как можете»?

СУЛАКШИН: Превращайте школу…

СИНЕОКОВ: Живите, как можете, и старайтесь получать деньги.

КЛИМОВ: Давайте вернемся…

СИНЕОКОВ: Вот сейчас по поводу денег мы и должны поговорить. Вернемся к тому, что в пятницу, вчера, Госдума принялазакон о создании национальной платежной системы. И сейчас с нами на связи Руслан Гаттаров, вице-губернатор Челябинской области. Вот у него мы и спросим, для чего нужна национальная платежная система. Здравствуйте, Руслан.

КЛИМОВ: Добрый день.

ГАТТАРОВ: Здравствуйте.

СИНЕОКОВ: Не подскажете, почему все так вдруг испугались? 20 лет никто не задумывался о создании национальной системы, и вот сейчас «батюшки, надо быстро все делать».

ГАТТАРОВ: Ну, что касается вообще любой национальной системы, хорошо бы вот, чтобы у нас было свое ПО, своя национальная платформа, типа «Windows». Необходимо, чтобы у нас было больше железа, свой софт. И обязательно маршрутизаторы для инфраструктуры. Только тогда мы можем сказать, что мы имеем цифровой суверенитет. Все это сейчас как перечень национального суверенитета. Национальная финансовая платформа, программная платформа и все эти вещи, о которых я говорил…

КЛИМОВ: Правильно я понимаю, что если в Вашингтоне захотят, то VISA и MasterCard в одну секунду отключат все российские банки?

ГАТТАРОВ: Безусловно. Что уже и произошло. VISA и MasterCard уже никогда не будут настолько же доверенными системами, какими были до отключения тех банков, которые они отключили по решению американских властей.

КЛИМОВ: Отсюда напрашивается такой вопрос: создавались ли эти системы для того, чтобы людям помогать расплачиваться, или создавались они для того, чтобы потом контролировать весь мир, банки всего мира?

ГАТТАРОВ: Ну, я думаю, что, безусловно, те, кто делал бизнес на этом, делали их для того, чтобы заработать денег. А Соединенные Штаты, безусловно, помогая создавать эти системы, возможно, финансируя, думали о том, что через нее через какое-то время они смогут давить на государства, давить на людей.

КЛИМОВ: Но ведь это только один аспект проблемы. Существует второй, мне кажется, что когда ты где-то расплачиваешься карточкой, то все эти данные тут же попадают на какие-то серверы, где они и до поры до времени хранятся.

ГАТТАРОВ: Это большая проблема практически всех систем крупных. Это касается платежных систем, это касается почтовых сервисов, это касается в принципе Интернета.

СИНЕОКОВ: Социальных сетей.

ГАТТАРОВ: Например, ощутимо – бронирования авиабилетов.

КЛИМОВ: Все это до поры до времени где-то хранится. Когда MasterCard…

ГАТТАРОВ: Что значит «хранится»? Это рецензируется, четко форматируется и ложится в отдельные папочки, чтобы в момент можно было достать и что-то с этим сделать. И возможно – что-то плохое.

КЛИМОВ: Ну, мы все под колпаком.

ГАТТАРОВ: Это однозначно. Сноуден это доказал, что они просто используют все эти данные для национальной безопасности. И что является прямым нарушением международных законов, конституций и здравого смысла.

СИНЕОКОВ: А причем интересно, что все эти данные хранятся не у нас в стране, потому что, как я понимаю, ни один сервер MasterCard и VISA не находятся в России.

ГАТТАРОВ: Большинство систем, еще раз я говорю, не только платежных систем, они практически все находятся в странах западной коалиции, странах НАТО.

КЛИМОВ: А что Россия может сделать, для того чтобы эти серверы появились здесь, у нас в стране? Мы можем как-то повлиять на это?

ГАТТАРОВ: Мы должны сделать свою операционную систему, но не делать такой свой велосипед, нет. Мы должны сделать хорошую систему свою, автономную, но нужно, чтобы она была близка к международным.

КЛИМОВ: Большое спасибо. Насчет операционной системы мы поговорим после сразу рекламы. Напомню, у нас был Руслан Гаттаров, вице-губернатор Челябинской области. А сейчас реклама.

comments powered by HyperComments
852
3348
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика