Деревня дураков

Деревня дураков

Автор Александр Васильевич Кедров (Новосибирская область).

Когда-то Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин создал бессмертный нарицательный типаж города Глупова.  Основные качества, культивируемые в глуповцах неиссякаемое терпение и слепая вера в начальство.  И сколько ни бедствуют они, сколько ни измываются над ними градоначальники, а глуповцы все продолжают надеяться на лучшее и восхвалять, восхвалять и надеяться на лучшее.

Появление каждого нового градоначальника глуповцы встречают с искренним ликованием. Еще в глаза не видя вновь назначенного правителя, они уже называют его «красавчиком» и «умницей», поздравляют друг друга и оглашают воздух восторженными восклицаниями. Обрушивающиеся же на них несчастья они воспринимают как нечто должное и о протесте даже не помышляют. «Мы люди привычные, говорят они. Мы претерпеть могим. Ежели нас теперича всех в кучу сложить и с четырех концов запалить мы и тогда противного слова не молвим!».

Но когда находятся люди смелые, готовые заступиться за народ, высказать градоначальникам всю правду, бороться против маразма и глупости, этих  «заступников народных» преспокойно отправляют туда, куда Макар телят не гонял.

Вот такие ассоциации приходят на ум, читая многие письма редакционной почты. Ощущение, что в город Глупов властьпредержащие стремятся превратить всю Россию, измываясь над каждым, противостоящим всеобщему оглуплению и оболваниванию, заставляя нас, видя произвол и мерзость, безмолвствовать или ура-славословить. Потому особо хочется поддержать и ободрить наших адресатов, не смиряющихся с несправедливостью и кривдой.

Приводим показательное письмо из Новосибирской области описанное в нем типично для всей России. Задумаемся, осмыслим, перестанем безмолствовать, поддержим борьбу против глуповства. 


Моя судьба распорядилась так, что прожив почти 50 лет в городе Новосибирске, мне пришлось в 2004 году переехать на постоянное место жительства в село в 50 километрах от города. Село расположено в очень красивом месте на берегу реки, с множеством песчаных кос и пляжей. В реке много рыбы. Сюда приезжают рыбачить даже из Новосибирска. Село небольшое, примерно 250 дворов и около тысячи жителей. За рекой, на другом берегу, сосновый бор. Когда мы с женой первый раз приехали посмотреть дом, то село нам очень понравилось — широкие чистые улицы, дороги на улицах забетонированы, нет пыли от машин. Правда дорога от Районного Центра, который был в 7 километрах, дорога была просто отсыпана щебнем и пыль от проезжавших машин долго висела в воздухе.

Нас это не пугало. Главное в селе есть детский сад, школа, клуб, магазин, котельная. Рядом Райцентр, Новосибирск недалеко до которого можно быстро доехать на электричке или на междугороднем автобусе. В селе функционировало сельхозпроизводство по откорму и выращиванию свиней, засевались поля зерновыми культурами, был свой элеватор и МТС.

Прожив некоторое время, мы стали узнавать, что не все так хорошо, как нам показалось на первый взгляд. Оказывается, во времена передела собственности совхоз был упразднен и создано ЗАО. Земли разделили на паи между жителями. Затем это ЗАО купил один Областной депутат и бывшего директора совхоза назначил Управляющим директором. Далее, уговорами и запугиванием большая часть земельных паев была скуплена у жителей этим ЗАО. Вот таким образом очень быстро село осталось без земель, производства и без средств производства — котлеты отдельно, а мухи, жители села, отдельно. Мы жили, сажали огород. Дети ходили в детский сад, в школу. Но вдруг, у нас прямо на наших глазах все начало разваливаться. Пустели и обрушались фермы, стала исчезать сельхозтехника. Массово увольняли людей. Многие потом просто несколько лет были без работы, если кто-то доживал, то выходил на пенсию. Молодежь, у кого были силы, находили работу в Новосибирске.

Центральная Усадьба с Сельсоветом находится в 25 километрах от села. Главы сельсовета менялись каждые два-три года. Вернее не менялись, а просто убегали с должности раньше срока, без отчетов за работу и за сотни обещаний во время выборов. Потом мы узнали что хозяин ЗАО его продал, исполнительный директор вышел на пенсию, продал дом, уехал в Райцентр и занялся доходным бизнесом.

Немного позже ЗАО было продано еже раз другому хозяину. В котельной был полный коллапс — то котлы из строя выходили, то угля не было, то труба отгорела, упала и пробила крышу котельной и только чудом не убила никого. Несколько месяцев кочегарка так и работала с трубой высотой 5 метров, травила черным дымом половину села. Потом где-то на свалке нашли небольшой кусок брошенной кем-то трубы и немного надставили. Теперь труба на кочегарке метров 10–12 вместо положенных — 18-ти метров. Коптит, конечно, так же, но на людей уже меньше попадает. Поначалу в кочегарке был старший, который руководил всем процессом, кочегары, слесарь, электрик.

Потом начались новые веяния и во всем районе деревенские кочегарки стали продавать в частные руки. Вот здесь-то село залихорадило по-настоящему. Угля не хватало, денег на ремонт не было, кочегары не получали зарплату по полгода, а то и более.

А бригада сантехников была одна на 6 сел. Бригада не успевала устранять неполадки. Скважина, водонапорная башня с баком, и все коммуникации были построены лет 50–60 тому назад. Трубы прорывает по два раза в неделю зимой и летом, накопительный бак проржавел насквозь и зимой башня стояла вся обледеневшая до тех пор пока я не снял её не видео и выложил в интернет. Наутро приехали ремонтники и в сильный мороз весь день заваривали дыры в баке. Качество воды, конечно от этого не улучшилось. Вода из крана течет такая черная, что можно её брать и танки красить, вместо краски. Но прогресс не стоит на месте, дошли высокие технологии и до нашего села. Вот на эту черную, вонючую жидкость, которую почему-то называют водой, всех жителей заставили поставить водосчетчики, а перед ними обязательно ставится фильтр, который забивается грязью через два дня. Теперь у нас все как в городе.

Только одна проблема — ни пить, ни стирать белье этой водой нельзя. Питьевую воду жители села привозят кто из водоколонок из Райцентра, кто из родника, который находится в 8 километрах от села, кто-то покупает в магазине в бутылках. Со стиркой белья, конечно, сложнее, нужно долго воду отстаивать и фильтровать. Каждый новый избираемый Глава Сельсовета обещает нам Программу «Чистая вода», газ в каждый дом и много еще чего. Лично я это слышу уже 13 лет. Только от их обещаний жизнь в селе не улучшается, а становится все хуже.

Отапливает котельная не все село, а только школу, детсад, клуб и несколько ближайших домов. Остальные жители топят дровами и углем, хотя газовая магистраль проходит всего в 3 километрах от села. Большая часть домов отапливается дровами и углем. На зиму нужно две машины дров и минимум 5 тонн угля. На все это нужно почти 30 тысяч рублей.

А несколько лет назад на наше село обрушилась еще одна беда — в пойме нашей реки, прямо в границах Муниципального образования лихие люди стали добывать песок. Изрыли и изуродовали все берега. Выкорчевали с корнем деревья и кустарники. Песок вывозят по нашей сельской дороге, рассчитанной на проезд только легкового транспорта, грузовиками весом в несколько десятков тонн. Дорогу разбивают так, что проехать невозможно не только на легковых автомобилях, но даже рейсовым автобусам, поэтому водители часто ездить по ней отказываются. Местной службе ДПС эти машины с песком останавливать запрещено. Это мне сказал офицер, к которому я обратился с просьбой остановить проезд тяжелого транспорта по сельской дороге. Копают не только песок. По всему району ездят машины и экскаваторы, снимают и вывозят верхний слой чернозема. Но трогать этих копателей тоже нельзя, это опасно для жизни, они под надежной защитой.

Глядя на то как гибнет село, я собрал инициативную группу и предложил создать ТОС, для того чтобы защитить себя от полного уничтожения. Мое предложение было принято, я забросил все свои дела, начал заниматься подготовкой документов. Я еще не представлял, через что мне придется пройти. Для районного начальства это было ЧП, все так возбудились и возмутились тем, что люди захотели воплотить в жизнь Федеральный Закон №131-ФЗ, «Закон о Местном Самоуправлении».

Такого в районе еще не было, чтобы народ пытался свои права использовать. Против были все: депутаты сельские и районные, глава сельсовета, глава района, даже прокуратура была против создания ТОС, хотя ТОС — это Некоммерческая Общественная Организация и никакому бизнесу помешать не может. Бился я с ними полтора года, дошел до Областного Комитета по Общественным организациям, но, в конце концов, все документы по созданию ТОСа сделал. Оставалось последнее — провести Сход жителей и утвердить голосованием наш ТОС. На Сход приехал Глава нашего Сельсовета и сказал, что если утвердите ТОС, то я вам отключу у вас в селе кочегарку и воду. Жители испугались и от ТОСа отказались. Так и лежат у меня документы никому не нужные. Жаль только потраченного мною времени и моего здоровья.

Правда недавно я был в одном кабинете Районной Администрации и мне там сказали, что якобы вышел указ Губернатора о создании ТОСов в каждом селе. Вторым шагом будет упразднение ЖКХ в Сельсоветах. Будет одна служба ЖКХ на весь район и вроде даже районные депутаты утвердили уже это Постановление на недавней сессии. Третьим этапом планируется упразднение Сельсоветов. У Главы района будет несколько замов и будут работать на весь район несколько специалистов. К чему это привет понятно. И сейчас села брошены, умирают, никому не нужны. А при таком раскладе и вовсе очень быстро совсем исчезнут. Сегодня, заезжая в отдаленные, когда-то процветающие села, можно увидеть в половине домов заколоченные досками окна.

Продать дома не кому, поэтому люди их просто бросают и уезжают в город. А наше село живо только потому, что находится рядом с районным Центром и от Областного Центра недалеко.

Не все люди, правда, в города уезжают. Сейчас многие жители городов, особенно молодые семьи, наоборот, пытаются вырваться из них чтобы воспитывать детей на природе, подальше от тлетворного влияния «цивилизации». Появились такие люди и в нашем селе. Они договорились с жителями, которые еще имели земельные паи. ЗАО их не взяло потому, что эти земли были не пригодны для сельхоз нужд. Только если для выпаса скота. Но скота в селе уже давно не стало. Поэтому эти паи и остались у людей невостребованы. Эта земля была в шести километрах от села. Всего у них получилось 350 га. Они разбили землю на участки по 1 гектару и организовали там «Экопоселение». Успели даже построить дома и жили несколько зим с детьми. Дети учились в сельской в нашей школе.

Люди там собрались неординарные. Почти все с высшим образованием, или учеными степенями, люди творческих профессий, которым была невыносима городская жизнь. Сельские же жители их считали странными и не понятными — не пьют спиртное, не выражаются матом, не курят. Поэтому их Поселение стали называть «Деревней дураков», или «деревней сектантов». Прошло какое-то время, вдруг, эти земли кому-то понадобились и их стали выгонять. Было множество судов, но все суды экопоселенцы проигрывали. По решению судов людей заставляли разбирать уже построенные дома и убираться с земли. Сегодня Экопоселение заброшено, земля пустует, все «дураки» опять вернулись в город, а «деревня умных» превратилась в дачный поселок, потому, что работы нет, молодежь уезжает, старики вымирают, а дома скупают жители Новосибирска под дачи.

Но, с другой стороны, сегодня в интернете много информации о том, что вокруг Новосибирска строится множество коттеджных поселков, предлагают хорошие дома и коттеджи, организуют экскурсии в эти поселки. Правда, цены у этих домов и коттеджей «кусаются», — 5–6 миллионов рублей. Не каждой молодой семье под силу сегодня такой дом купить и помочь в покупке им не кому. У их родителей пенсионеров пенсия 8–10 тысяч рублей, а средняя зарплата у работающих — 17–20 тысяч. В России появился новый класс, которого Мир еще не знал раньше — это «нищие пенсионеры и «нищие работающие».

Я специально не пишу название нашего села, думаю, что любой житель сельской местности в России узнает в моем рассказе свое село или небольшой город, который постигла такая же участь и решит, что это про их моносело или моногород написано.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
571
1753
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика