Иран. Выборы

Иран. Выборы

Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. Союз Народной журналистики (Санкт-Петербург).

В Иране произошел отсев кандидатов, осталось шесть человек. Бывший президент Ахмадинежад не прошел сито — его фамилия была вычеркнута чуть ли не лично самим рахбаром.

Интрига выборов, как всегда, будет сохраняться до конца. Иран в этом смысле самая настоящая демократия, хотя внешне и выглядит теократическим жестким авторитарным государством. И, кстати, является им тоже.

Во многом уникальность нынешней иранской политической системы заключается в фигуре руководителя государства — рахбаре. Он не руководит непосредственно деятельностью правительства — это как раз прерогатива президента, однако рахбар консолидирует элиту своим авторитетом и постоянно держит руку на балансе сил — как внутренних, так и внешних.

Именно поэтому нынешний президент Роухани, по всей видимости, уступит свое место — он наладил отношения с Западом, но по мнению консервативных кругов, сделал это ценой излишних уступок. Добавил проблем и Трамп, чей госсекретарь Тиллерсон буквально 19 апреля сообщил, что ядерная сделка с Ираном — очень плохая политика. А именно относительное выравнивание отношений с США стало чуть ли не главной победой Роухани.

Второй момент, который у нас не слишком освещается — настороженное, если не сказать враждебное, отношение значительной части элиты Ирана к России. Неудивительно — отвратительная во всех отношениях, непоследовательная и прямо скажем — откровенно предательская политика Путина как в отношении внешних партнеров, так и в отношении национальных интересов России не может создавать ему положительный имидж. За годы правления Роухани отношение к России в Иране существенно изменилось и не в лучшую сторону — причем речь идет о консолидированном мнении элиты. В этом смысле новый президент Ирана будет относиться к России существенно прохладнее, отношения наверняка будут стагнировать или вообще заморозятся.

Среди шестерки претендентов называют Эбрахима Раиси, как одного из наиболее вероятных победителей. Еще раз — это лишь предпочтительная кандидатура, в реальности фамилия президента станет известной только после голосования. В плане подсчета голосов в Иране можно быть практически уверенным — рисовать и натягивать результаты не будет никто. Не рискнет — конкуренция высока, цена ошибки при подсчете велика, а ответственность за точность данных практически абсолютна. Это не Россия и не прочие дикие бантустаны с их беспредельными подтасовками и фальсификациями.

Фигура Раиси весьма любопытна — в случае смерти Хаменеи (а слухи о его тяжелом положении в плане здоровья идут давно и имеют массу подтверждений) Раиси может претендовать и на пост рахбара. Его авторитет весьма высок. Взгляды Раиси полностью соответствуют текущему моменту — он откровенно не доверяет Западу и критически (это мягко сказано) относится к России в принципе и к путинской России в особенности. Такое соответствие текущему моменту делает Раиси наиболее предпочтительным кандидатом для значительной части элиты, а краткость избирательной кампании существенно повышает роль лидеров общественного мнения, на которых ориентируются избиратели. Если Раиси станет общим кандидатом этих лидеров — его шанс на избрание будет крайне высоким.

Источник



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1223
4773
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика