Нет иностранным СМИ!

Нет иностранным СМИ!

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.ю.н., Александр Гаганов

Государственная Дума продолжает демонстрировать высокие темпы принятия законов. Так, 17 сентября 2014 года в Государственную Думу был внесен проект закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» (в части уточнения ограничений, связанных с учреждением средств массовой информации)», ограничивающий иностранное участие в СМИ двадцатью процентами. 23 сентября законопроект был принят в первом чтении, 26 сентября закон был принят во втором и третьем чтениях. 1 октября закон был одобрен Советом Федерации и направлен Президенту РФ на подписание.

Кто выступил инициатором закона? Законопроект внесли три депутата В.Е. Деньгин (ЛДПР), В.В. Парахин (Справедливая Россия), Д.Н. Вороненков (КПРФ), затем к ним присоединились А.Г. Сидякин (Единая Россия), В.А. Крупенников (Единая Россия), М.М. Абасов (Единая Россия), А.Б. Выборный (Единая Россия), В.И. Лысаков (Единая Россия). Что объединило депутатов из разных фракций и разных комитетов в работе над этим законопроектом? По сообщениям СМИ, законопроект был инициирован Администрацией Президента, что позволило также сразу сделать прогноз на быстрое принятие закона.

В первом заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы отмечается множественные противоречия норм законопроекта действующему законодательству. Замечания по проекту закона дал также Совет при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека: в частности, он отметил, что аналогичные ограничения есть в Федеральном законе «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». Однако этот закон не включает СМИ в перечень стратегически значимых видов деятельности.

В результате рассмотрения поправок к законопроекту были внесены правки юридико-технического характера, не меняющие существо проекта и не учитывающие заключения юристов и СПЧ. Такая позиция объясняется словами Вадима Деньгина, который сказал по поводу своей законодательной инициативы, что «…задан вектор, и от него государство не отступится, потому что ему важнее безопасность, чем бизнес, бизнес – это вторично». По сути об этом же сказано в пояснительной записке к законопроекту: «Данные ограничения (действующим российским ограничителем сейчас является показатель участия в 50%. – Прим. автора) позволяют иностранным лицам контролировать учредителей СМИ и оказывать влияние на принятие стратегических решений. В отдельных случаях такое влияние может угрожать информационной безопасности государства и наносить вряд правам и свободам российских граждан». Однако в законопроекте о таких «отдельных случаях» ничего не говорится.

То есть предполагается, что вред может быть нанесен во всех случаях иностранного вмешательства, даже потенциального.

Пояснительная записка содержит информацию о зарубежном опыте ограничения иностранного участия в СМИ. Так, в США иностранные лица могут контролировать не более 25% долей (акций) американских телевизионных каналов и радиостанций, во Франции участие иностранных (не из стран Европейского союза) физических или юридических лиц в акционерном капитале телекомпаний ограничено 20%, в Австралии ограничения на иностранные инвестиции вещателей установлены на уровне 20%, в Индонезии и Канаде - 20%, в Испании - 25%. Почему для российского закона устанавливается планка иностранного участия в 20%, инициаторы проекта не объясняют. Такой же процент указан в законе Казахстана. Однако в Казахстане уже существуют схемы обхода данного правила. Российские юристы также назвали несколько вариантов ухода от закона.

Новая редакция статьи 19.1 Закона о СМИ говорит о том, что не вправе выступать учредителем (участником) средства массовой информации, являться редакцией средства массовой информации, организацией (юридическим лицом), осуществляющей вещание: 1) иностранное государство, 2) международная организация, а также 3) находящаяся под их контролем организация, 4) иностранное юридическое лицо, 5) российское юридическое лицо с иностранным участием, 6) иностранный гражданин, 7) лицо без гражданства, 8) гражданин Российской Федерации, имеющий гражданство другого государства, в совокупности или каждый в отдельности.

Данное положение должно быть согласовано со статьей 7 Закона о СМИ, где перечисляются лица, которые не могут быть учредителями СМИ. В частности, согласно статье 7 учредителем не может быть гражданин другого государства или лицо без гражданства, не проживающее постоянно в Российской Федерации. Новая (равно как и действующая) редакция статьи 19.1 не содержит оговорки о постоянном проживании в России.

Закон содержит и другие нестыковки. Замечание СПЧ о том, что закон создает правовые коллизии, имеет все основания. Как будут решаться эти коллизии и в чью пользу? Можно предположить, что не в пользу СМИ.

Думское Правовое управление в своем заключении не ставит вопрос о соответствии проекта закона Конституции РФ, но такой вопрос есть. Не влечет ли этот закон скрытую цензуру, которая запрещена частью 5 статьи 29 Конституции? Не нарушается ли гарантированная Конституцией свобода СМИ?

С другой стороны, статья 55 Конституции допускает ограничение прав и свобод федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Конституция не дает критериев меры для ограничения прав и свобод. Можно предположить, что закон об ограничении иностранного участия в СМИ нарушает права и свободы, предусмотренные статьей 29 Конституции, именно по правилам части 3 статьи 55 Конституции. Но является ли такое ограничение соразмерным? Закон также не дает никаких критериев. Будет ли российский закон действовать «точечно» - только тогда и постольку, когда и поскольку это нужно будет государству, покажет время. Если закон будет действовать тотально (а строго говоря, закон и должен действовать в отношении всех лиц, находящихся на территории России), мы можем лишиться альтернативного взгляда на вещи. Но, действительно, иностранная пропаганда может быть ограничена.

Закон об ограничении иностранного участия в СМИ стоит в одном ряду с так называемым законом «об иностранных агентах» и другими законами, ставшими ответом на оранжевую угрозу. Возможно, эти меры оправданы для сохранения целостности российского государства. Но где та черта, которую нельзя переходить, ограничивая права и свободы? Где та черта, за которой переполнится чаша терпения народа, от прав которого государство периодически, но планомерно отхватывает лакомые куски? Почему государство не усиливает ограничения иностранного участия в стратегически и социально значимых отраслях экономики?

Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
307
749
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика