О школьных медалях замолвите слово…

О школьных медалях замолвите слово…

Событие: Как выяснили «Известия», Министерство образования и науки все-таки решило законодательно закрепить поощрения школьников за успехи во время и по окончании учебы. Соответствующий федеральный закон, вносящий изменения в закон «Об образовании», в настоящее время подготавливается ведомством. Вступившим в силу 1 сентября 2013 года новым законом об образовании не предусмотрено награждение выпускников медалями (только по инициативе самого учебного заведения и за свой счет, никаких привилегий данная медаль не дает). В разрабатывавшем закон Минобрнауки решили от них отказаться и выдавать просто аттестаты с отличием.

Согласно будущим поправкам, законодательно будет закреплено поощрение за успехи в учебе, спорте, общественной, научно-технической, творческой и экспериментальной деятельности, а также хранение в архивах информации об этих результатах и наградах.

Комментирует: эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.ист.н. Алексей Ларионов


После повергшего в тягостное недоумение известия об отмене в ближайшем будущем медалей как традиционного средства поощрения наиболее способных учеников можно вздохнуть облегчённо – медали будут сохранены. Однако при этом нельзя избавиться от простого вопроса: «А к чему вообще эти бессмысленные метания?» Но вопрос о сохранении/отмене выпускных медалей – всего лишь верхушка айсберга, имя которому – «Реформы и инновации в российском образовании». Потому частный, на первый взгляд, вопрос, наводит на размышления гораздо более общего характера о судьбах российского образования в целом.

Вероятно, у многих наших соотечественников, особенно имеющих непосредственное касательство к системе образования, при известии об очередной реформаторской инициативе Министерства образования и науки России непроизвольно сжимается сердце и с уст готов слететь вопрос: «Как, опять!?»

Отечественное образование постсоветского периода в своём развитии пережило два этапа: с 1992 по 2000гг. и с 2001 по настоящее время. Первый период характеризовался катастрофическим недофинансированием всех нужд школ и вузов при минимальном административном контроле – учителя школ продолжали работать почти в том же режиме, как то было во времена СССР. Парадоксально, но факт: при катастрофической нехватке средств не только на ремонт школ, но даже на зарплаты учителям сама система школьного образования продолжала работать достаточно успешно, решая главную задачу – воспроизводство социальности.

После 2000 года государство обратило более пристальное внимание на положение школ, учителей и на качество образования. В учительской среде это изменение получило следующую оценку: «Закончив разваливать промышленность и сельское хозяйство, демократы взялись за образование». Первым ощутимым результатом перемен стал нарастающий год от года вал бумаг и отчётности, которая никому, кроме разработчиков, нужна не была. Затем с упорством, достойным лучшего применения, началось лоббирование и проталкивание системы ЕГЭ. Далее была ужаснувшая многих «реструктуризация сельских школ», программа которой, к счастью, не реализовалась полностью благодаря сопротивлению регионов и прекращению финансирования со стороны Всемирного банка, недовольного как раз срывом плановых сроков ликвидации школ в российской глубинке.

Затем выяснилось, что проект ЕГЭ, в который на протяжении без малого десятилетия вкладываются огромные средства, сопровождается непрерывной чередой скандалов и таких злоупотреблений, какие были немыслимы в рамках старой системы школьного образования, доставшейся в наследство от СССР. Вообще, у стороннего наблюдателя может сложиться впечатление, что современное руководство Министерства Образования и Науки просто не решается признать очевидную для рядовых учителей вещь: возведённый в ранг госпрограммы эксперимент с ЕГЭ провалился, приведя не к улучшению, а к ухудшению итоговых показателей обученности российских школьников. То есть, за последние почти полтора десятилетия невозможно назвать, наверное, ни одной реформы в области образования, которая принесла бы действительно положительный результат в общенациональном масштабе. И это при том, что реформы и инновации следуют каждый год.

Равно как и смены руководителей Министерства образования следуют с завидной частотой: только с 1998 года мы имеем 3-го по счёту министра, всего же с 1990 их сменилось 9! Для сравнения: с 1967 по 1990 год пост министра просвещения РСФСР занимали 2(!) человека, кресло министра высшего и среднего специального образования с 1959 по 1990 год занимали также 2 человека.

Между тем, хорошо известно, что важнейшими условиями успеха в деятельности системы являются устойчивость и преемственность. При постоянных бессистемных изменениях условий, параметров и критериев функционирования системы всякая полезная деятельность может оказаться парализованной.

Судорожные метания по поводу «отменить медали-восстановить медали» является частным, но чрезвычайно показательным примером хаотических метаний Министерства образования и науки при отсутствии ясных стратегических целей и долгосрочных программ, которые были бы направлены не на секвестирование расходов, не на выявление мифических взяточников в учительской среде, не на косметические перемены, а на действительную заботу о будущем нации.





Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2211
8422
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика