Сирия и Донбасс. Версия Давутоглу

Сирия и Донбасс. Версия Давутоглу

Анатолий Евгеньевич Несмиян — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике

Турецкий премьер сделал давно напрашивающееся сравнение туркоманских территорий Сирии с Донбассом и призвал Россию с пониманием отнестись к инциденту с самолетом Су-24:

«…Российские лидеры должны представить что-то вроде такого: если бы мы, согласившись на призывы Киева так же, как Россия отозвалась на просьбы Дамаска, бомбили Восточную Украину, у которой с Россией родственные отношения так же, как и у нас с сирийскими туркменами, и нарушали бы воздушное пространство России, интересно, что бы тогда Путин думал и делал…»

Намек, в общем-то, предельно прозрачный: если ты не хочешь прямо и четко защищать русских на Донбассе, то это твои проблемы. А турки своих не бросают — причем не только на словах.

Параллели на самом деле довольно очевидные. Турция, точно так же, как и Советский Союз, после развала Османской империи получила весьма непростую проблему турок за рубежом. Режим в Сирии не слишком приветливо относился к ряду нацменьшинств, опасаясь сепаратистских настроений и действий — к курдам и туркоманам в том числе. Война в Сирии поставила турецкие власти перед вопросом об отношении к «своим». В общем-то, проблема в чем-то напоминала вставшую перед нами в 2014 году, когда звереющие от безнаказанности боевики и террористы из радикальных украинских группировок вместе с маргиналами и уголовниками терроризировали русское население Украины.

В России проблему решили через возвращение Крыма с массой нерешенных при этом задач и попыткой прикрыть это возвращение через истребление радикальных националистов на Донбассе руками дончан. В Кремле понимали, что выпущенный при проведении госпереворота джинн радикального национализма не по плечу партнерам в Киеве, и решили им помочь в его обуздании. То, что при этом целый регион превратился в пепел, а тысячи людей заплатили жизнями за эту помощь, естественно, ни в Киеве, ни в Москве никого не взволновало.

«Это геополитика», — нисколько не сомневаясь заявляли пропагандистские ролики, оправдывающие этот зверский цинизм. «Пусть погибнут тысячи, но не миллионы» — вот основной посыл этих роликов. Авторы роликов и их заказчики точно себя не видели в числе этих тысяч, а потому легко распорядились их жизнями, здоровьем, благополучием. Турки решают схожую задачу, но при этом действуют принципиально иначе: понимая, что сирийский режим и Сирия в целом уже обречены, они не собираются торговать своими людьми, а намерены их защищать. Даже от ядерной державы. Даже возможной ценой прямого военного столкновения. В этом смысле позицию турок можно вполне уважать.

Громкие обвинения, которые издают наши первые лица про удар в спину, выглядят на самом деле прикрытием собственной непрофессиональности. Четыре года наша же пропаганда рассказывала о том, что на территории Турции ведется подготовка боевиков, осуществляется их накачка оружием, проводится лечение, на ее территории действуют вербовочные центры, карманная сирийская «оппозиция» сидит в Стамбуле — в общем, в России эта информация распространялась все четыре года войны совершенно открыто. Когда президент Путин вдруг заявляет, что он не думал, что Турция нанесет удар в спину в таких условиях, он либо в принципе не смотрит российские же СМИ, либо у него какая-то совершенно другая реальность, в которой Турция — наш партнер, друг и союзник в этой войне.

Турция — наш противник. В этой войне точно. И если президент России в недоумении разводит руками, узнав этот прискорбный факт, то остается лишь пожалеть Россию.

Если вы отправляете наших пилотов воевать с союзниками Турции и не обеспечиваете им прикрытие от возможных атак со стороны наших противников — то это не противники виноваты — а те, кто беспечно рассчитывал на авось. Вместо того, чтобы показательно распять генералов, которые по преступному умыслу или недомыслию отправили самолет без должной охраны и сопровождения, все стрелки почему-то переводятся на противника. Ну так он-то действовал как положено: к нему какие претензии? Он — враг, с какой стати в таком случае ожидать от него дружеских действий? Если вы не пресекли действия врага, то он сам должен вас об этом просить, что ли?

Раз такие простые мысли не приходят в голову президенту, то с какого перепуга они должны посещать подчиненных?

Недоумение Турции и ее руководства, в общем-то, понятно. Турки не скрывали никогда, что будут вести поддержку своих, ясно дали понять, кто для них являются своими в этой войне, кто — врагами. Если вдруг со стороны через четыре года после начала событий прилетают какие-то непонятные люди и начинают вести себя как слоны в известном месте — то какое-то время можно вежливо потерпеть, но потом придется что-то и делать.

Собственно, Давутоглу об этом и ведет речь. Придите в себя, — вот его основной посыл. Подружитесь с головой, и давайте поговорим, как вменяемые люди. Ничего более.

Источник


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Турецкая истерия

Два ответа (Сирия и Украина)

Разногласия «партнеров» по Сирии

Россию ведут по трагическому пути Новороссии

Чем обращение Януковича отличается от обращения Асада?

Какую идею несет в Сирию и на Ближний Восток Россия?



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2301
8770
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика