Стресс-тест

Стресс-тест

Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. Союз Народной журналистики (Санкт-Петербург).

В свое время наш президент со свойственным ему цинизмом сообщил, что «лучших учений трудно себе представить», имея в виду войну, в которую он втравил нашу страну в Сирии.

Проблема в том, чему именно учиться.

Бомбить города? Ну, дело нужное. Возможно, что такое умение пригодится в будущем. Хорошо бы не по Воронежу, Казани или Мытищам. Но тут есть некоторая закавыка. Пока путинские соколы бомбят тех, кто ответить не может — нечем, то вроде бы и правда — учения. Безопасно и относительно комфортно. Знай объявляй себе фейком сообщения о гибели гражданского населения, ври в камеру, что не применяешь кассетные бомбы (хотя они умудряются попадать прямо на подвесках самолетов в объективы парадных придворных телеканалов) — тоже, кстати, своего рода учения. По масштабному обману. Полезное умение.

Но вот когда возникает нештатная ситуация (а смысл учений как раз в том и заключается — создать ситуацию стресс-теста), то с результатами сразу становится не очень. И здесь даже не к военным вопрос, а к самому Путину.


Второй раз высшее российское руководство попадает в стрессовую кризисную ситуацию с этой войной. Первый раз — когда сбили наш самолет. Второй раз — вчера. Когда американцы отстрелялись по авиабазе Шайрат. Были тесты и поменьше масштаба — вроде бомбардировок Дейр-эз-Зора или налетов израильской авиации. Но вчерашний, безусловно, был самым серьезным.

И тест этот российское руководство, судя по всему, проваливает с треском.

Это не для армии учения, а для Верховного главнокомандующего — способен ли он принимать решения? Или не способен?

Пока по всему выходит — не способен. Если американцы предупредили за полчаса (по другой информации — за два часа) о том, что будут наносить удар — то задачей Верховного и было — обдумать сложившуюся ситуацию и принять решение. Не только текущее, но и с пониманием того, как именно это решение отразится на всей будущей обстановке. В итоге было принято решение самое простое — не делать ничего.


Никто не попытался сбивать «томагавки», и они спокойно пролетели сквозь зону ответственности прямо к цели. К важному аэродрому наших «союзников», да, собственно, и к нашему аэродрому.

Помнится, с каким пафосом было объявлено, что база Шайрат теперь будет использоваться нашими доблестными авиаторами. В итоге пришлось злословить лишь на тему технической неисправности «томагавков», хотя опять же — ну так найдите и предъявите упавшие «топоры», в чем проблема? Или все-таки долетели, но вы даже понятия не имеете, куда? Кремлевские журналисты дружно взвыли — вы что? Как можно сбивать? Вы хотите Третьей мировой? Логика ущербная. Не мы пустили ракеты, а по нам. И как раз покорность, с которой Верховный главнокомандующий ожидал докладов — а куда именно попали ракеты и какой урон они принесли — говорит о том, что мы эту войну уже заранее записали за противником. Если отказываться от сопротивления — то какой результат вы хотите получить?

Можно сказать, что Путин, как Верховный, полностью провалил вчера свои собственные учения. Его задачей за оставшиеся полчаса было — предотвратить или противодействовать.

Политик всегда субъектен. То есть — он называется политиком только тогда, когда проводит свои собственные решения. Отказ от принятия решений, конечно, тоже решение — но это уже решение сугубо объектное. Вы отдаете инициативу в чужие руки, и теперь будете вынуждены исходить из того, что решили за вас. Это и сделал Путин.

Да, конечно, пропаганда будет отмазывать и замазывать — но это, в конце концов, ее работа. Но все остальные должны делать выводы. И они выглядят крайне неутешительными.

Все заявления о том, что небо Сирии плотно закрыто («Муха не пролетит») оказались блефом. Мухи, возможно, и не пролетят. Но вот ракеты и чужие самолеты — запросто. И пролетали, и пролетают. Ни малейших попыток противодействия им нет, а значит — невозможно понять — способна ли вообще наша система ПВО справиться с задачей.

В 61-м году система ПВО СССР сбила самолет У-2. Сбила над своей зоной ответственности. Американцы утерлись и попыток не повторяли. В 80-е годы СССР сбил южнокорейский «Боинг». Запад взвыл — но попыток больше не повторял. Стресс-тест был пройден, поэтому смысла проводить его заново не было.

Сейчас — полный провал. И с точки зрения реакции высшего руководства, и с точки зрения способности ПВО выполнять свою работу. Вопрос простой — будет ли повторение попыток? Да конечно. Конечно, будет. И теперь уже неоднократное.

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Прыжок России в Сирию

О Сирии, шапке и Сеньке

Откуда у парня сирийская грусть?

Военная операция России в Сирии. Хронологическая аналитика

Подставные и настоящие цели в Сирии

Сирийский «блицкриг» и афганские грабли

Какую идею несет в Сирию и на Ближний Восток Россия?

Тадмор (Пальмира): удар по России



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1139
4433
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика