Белоруссия — оселок внешнеполитической эффективности России

Белоруссия — оселок внешнеполитической эффективности России

Автор Михаил Васильевич Демурин — политический аналитик, публицист, общественный деятель. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника 2-го класса.

Статья Михаила Васильевича опубликована в ИА Регнум 7 февраля 2017 г.

Судя по тому, как недавние всполохи со стороны президента Белоруссии Александра Лукашенко были «погашены» в российском информационном поле, руководство нашей страны пока не имеет в виду переходить к какой-то новой линии в отношении Минска. И более конкретно — самого белорусского лидера. Это и хорошо, и плохо.

Хорошо потому, что хотя какая-то принципиально новая позиция нужна, формулировать её с наскока, под воздействием эмоций от явно вызывающего выступления соседа, было бы неправильно. Тем более что на поверхности выбор вроде бы и невелик: либо мы решим «поставить Лукашенко на место», и тогда надо ориентироваться на разрыв с Белоруссией, либо надо продолжать притягивать Белоруссию и её руководство к себе. Но всё дело в том, как подтягивать — точно не так, как это делалось раньше.

Поэтому я и говорю, что отсутствие в информационном поле сигналов о том, что у России, наконец, появится какая-то новая если не линия, то хотя бы задумка в отношении Александра Лукашенко, нацеленная на превращение его в нашего реального союзника, — это плохо.

Сегодня Белоруссия — эта пусть и меньшая, но всё же половина нашего единого союзного государства — нам, России, если называть вещи своими именами, не союзник. Проблема Крыма, возвращение которого в Россию Минск признать отказался, на самом деле, не такой уж сложный для Белоруссии вопрос: в конце концов, речь идёт о том, чтобы просто подтвердить очевидное — признание права народов на самоопределение как их неотъемлемого права, зафиксированного в документах ООН. Уж Белоруссии-то, члену ООН с 1945 года, этого не знать! Но нет, стремление оседлать в случае с Крымом политическую конъюнктуру — как внутреннюю, так и внешнюю — не позволило Александру Лукашенко занять в этом вопросе последовательную союзническую позицию. Впрочем (и это тоже, как ни грустно, надо признать), испытания Крымом не прошёл ни один из, казалось бы, близких нам лидеров государств постсоветского пространства.

В других случаях, однако, нас это, как мне видится, не особенно беспокоит. А вот в случае с Белоруссией — вызывает обоснованное непонимание. И даже раздражение. Причём не только у руководства страны, но и у простых россиян, взаимопониманием с которыми, их поддержкой Александр Лукашенко ранее так дорожил. Ему что, она теперь безразлична?

Ответ белорусского лидера на этот вопрос мне примерно понятен: что-то типа того, что ему важнее поддержка белорусов, а не граждан России, но, думаю, это был бы не до конца честный ответ.

Зададимся поэтому другим, более значимым в контексте обсуждаемой темы вопросом: чем в российско-белорусском контексте более всего сегодня раздражён сам Александр Лукашенко? Не нашими же действиями в отношении незаконного режима в Киеве, в самом деле? И не нашими попытками осадить его ретивых подчинённых, пытающихся «наварить» на неприсоединении Белоруссии к российским контрсанкциям в отношении Европейского союза и Украины. Всё это ему неприятно, но не это главное.

Если говорить о киевских «переворотчиках», то и самому Лукашенко в случае отказа от линии на единство с Россией грозит быть сметённым подобной хунтой, и он это, хотя и кичится силой своего аппарата госбезопасности, глубоко в душе понимает. Пусть Европейскому союзу сейчас не особо до Белоруссии, но Польша-то ею уже давно и плотно занимается, и в Белоруссии есть кому откликнуться на эту «заботу».

Что же до торговых трений, то навар с неприемлемых для нас махинаций на порядок меньше того, что сулят Белоруссии добрые отношения с нашей страной.

Нет, по-настоящему раздражён Александр Лукашенко тем, что он рассматривает в качестве исходящей из России угрозы делу его жизни — построению в Белоруссии действительно социального государства. Было бы ему на это государство, извините, наплевать, прекрасно нашёл бы modus operandi с российской элитой. Но ему не наплевать. И в этом надо отдать ему должное. «Но он строит это своё социальное государство на наши деньги!», — воскликнет некий российский чиновник или простой гражданин из числа тех, кто решит возмутиться по этому поводу. А я скажу так: «Хорошо, что где-то на российские деньги русские люди живут в более социально справедливом государстве, чем наше. И нам надо тоже идти по такому пути». Разговор же про «наши» и «ваши» деньги и ресурсы, особенно в случае с Белоруссией, отношу к категории мировоззренческих искажений, порождённых постсоветской действительностью.

Защищали-то наши отцы и деды общую страну плечом к плечу, открывали и добывали эти ресурсы вместе, вместе построили единый народнохозяйственный комплекс… А теперь одни будут зарабатывать на том, что при развале им досталось ресурсов больше, а другие остались с результатами жестко районированной советской экономики и в принципе на этой основе самодостаточную экономику создать не могут? Где же тут справедливость, которой как чертой национального культурно-исторического типа так гордятся русские?

Не надо было страну разваливать? Так простые белорусы, как и простые русские, в отличие от своих руководителей того времени, а также от простых латышей, литовцев, эстонцев и кого-то там ещё, её и не разваливали. И лично Лукашенко не разваливал, и за это ему тоже надо отдать должное.

Политологи и экономисты, обосновывающие сугубую вину Лукашенко за сложившуюся ситуацию, оперируют среди прочего внушительными, на первый взгляд, цифрами нашей финансово-экономической помощи Минску. Мне, однако, после провала политики, которая вплоть до 2013 года проводилась на Украине, ссылки на те или иные цифры материальных вложений в «добрососедские отношения» представляются неадекватными. Не в цифрах дело, а в контроле за тем, куда и на что и, главное, через кого пошли выделенные деньги. То есть в нашей способности трансформировать вложения в политическое влияние.

Её, этой способности, несмотря на украинский урок, причем урок не 2013−14 годов, а ещё первой декады 2000-х, всё ещё не наблюдается. В результате, с учётом нарастающих политических проблем, пока получается так: чем больше денег вложено, тем меньше оснований быть довольным тем, как они сработали.

С учётом сказанного, для меня как гражданина России и одновременно человека, долгие годы профессионально занимавшегося внешней политикой, вывод из нового обострения российско-белорусских отношений напрашивается простой.

В последнее время мы много говорим о внешнеполитических успехах России. В каких-то случаях для этого есть больше оснований, в других — меньше. Но главным оселком эффективности в международных делах всё же остаётся наша способность выстроить действительно союзнические отношения не с Сирией или Ливией, а с Белоруссией и Казахстаном. А в идеале ещё ‑ и с новой Украиной. Наше умение не с Трампом наладить взаимодействие и не с европейскими правыми, хотя всё это и нужно, но содействовать становлению в соседних государствах когорты политиков, которые были бы нашими последовательными политическими союзниками, а не просто деловыми партнёрами.

М.В.Демурин 

Источник 


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Откровенный разговор Лукашенко

Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье — I

О сравнительной успешности развития Белоруссии, Украины и Молдавии после 1994 г.

Полезен ли экономический опыт Белоруссии?

Евразийский экономический НЕ союз

Лукашенко: «в России должны понимать, что белорусы не будут мальчиками на побегушках»

Четыре Белорусских урока

Мотивационная реконструкция профессиональности первого лица государства

Советский Союз — это не модель для интеграции. Это модель альтернативного мира 



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
713
2443
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика