Экономический кризис: реакции и ожидания россиян

Экономический кризис: реакции и ожидания россиян

Автор Надежда Андреевна Хвыля-Олинтер — эксперт Центра Сулакшина, к.соц.наук.

В начале 2014 года в Центре Сулакшина был проведен ряд экспертных опросов[1] [2], в ходе которых было зафиксировано — именно в экономической сфере требуются наибольшие перемены. Но таковых не последовало, принимаемые решения носили непоследовательный, реакционный характер, несмотря на явные экономические сложности политика в этой области не была пересмотрена, взятый после развала Союза курс продолжился.


А ЧТО ПРОСТЫЕ ГРАЖДАНЕ?

Они судят о происходящем, исходя из собственного опыта, заглядывая в свои кошельки и сверяя их объемы с магазинными ценниками. 80% россиян согласны с тем, что страна сейчас находится в состоянии экономического кризиса. Но есть и те, кто до их пор сей факт отвергает (15%)[3].

В конце 2014 года, когда стало очевидно критическое состояние экономики, оценивая, на какое время кризис может затянуться, население чаще всего указывало на двухлетний период. В то, что ситуация гораздо серьезнее и такое положение может сохраниться гораздо более длительный срок и иметь многолетние последствия, на тот момент верили только 16% россиян. Прошло два года и восприятие глубины кризиса изменилось. Теперь на вероятность затяжных сложностей указывает каждый четвертый.

Число оптимистов, рассчитывающих на восстановление экономики к 2018 году, осталось прежним, видимо их не смущает, что одна двухлетка закончилась, и они с легкостью возложили надежды уже на следующую. С точки зрения психологии это объяснимо, далеко не все готовы поворачиваться лицом к трудностям, предпочитая надеяться на «авось» и занимать позу испуганного страуса. Тем не менее, доля тех, кто ожидал наступления улучшений в течение полугода и даже быстрее, сократилась с 12% до 4% (рис. 1).

Рис. 1. Ответы россиян на вопрос «Как долго будет длиться этот кризис?»


В ЧЕМ СТАБИЛЬНОСТЬ?

Поскольку кризис уже не является для страны новым явлением, население постепенно адаптируется к неблагоприятным условиям и реагирует на них не столь остро. Резкое падение рубля относительно западных валют приостановилось, люди привыкают к новой экономической реальности. Улучшений не происходит, просто ситуация не имеет столь ярких, как в 2014 году, проявлений. Но россияне и в этом умудряются видеть стабильность. Например, в том, что за последний год почти у каждого второго не произошло негативных перемен в совокупном доходе семьи (46%). В ближайший год большинство людей не ожидают заметных изменений в финансовом состоянии своих семей [4].

В этом же ключе рассуждает и президент, заявивший на состоявшемся в Кремле совещании по экономическим вопросам: «ситуация в отечественной экономике сегодня стабильная, хотя говорить о ее кардинальном улучшении пока рано» [5]. Стало стабильно плохо, но при угрозе дальнейшего ухудшения это вполне может восприниматься как определённый позитив.

В своем традиционном обращении к Федеральному Собранию глава государства все-таки отмечает двусмысленность достигнутой стабильности: «стабилизация не означает автоматического перехода к устойчивому подъёму. Если мы не решим базовые проблемы российской экономики, не запустим в полную силу новые факторы роста, то на годы можем зависнуть возле нулевой отметки, и, значит, нам придётся постоянно ужиматься, экономить, откладывать на потом своё развитие» [6].

Очевидно, что такая константность мало соответствует интересам страны и народа, тем не менее, политика в сфере экономики не меняется, сохраняется неолиберальный монетаристский курс.

Показательны мнения россиян, полученные в ходе социологических опросов. Среди проблем, больше всего тревожащих наших соотечественников, первые пять позиций занимают экономические проблемы, а именно: рост цен, бедность и обнищание большинства населения, рост безработицы, кризис в экономике (рис. 2).

Рис. 2. Ответы россиян на вопрос «Какие из проблем нашего общества тревожат Вас больше всего, и Вы считаете их самыми острыми?» [7]

Перечень проблем остается практически неизменным с начала нынешнего века. Пятнадцать лет социологи спрашивают россиян, что беспокоит их больше всего, и все это время лидирующая тройка практически неизменна. В нее лишь периодически вторгается озабоченность коррупцией, которая в большей степени провоцируется всплеском антикоррупционных компаний, призванных укреплять рейтинги лиц самого высокого ранга. А также время от времени у народа возникают крамольные мысли о несправедливой системе распределения доходов, повлекшей за собой колоссальное расслоение на бедных и богатых. Так что к проблемам экономического характера нашим соотечественникам не привыкать, для них это привычные условия жизни, неизменно сопровождающие страну в ее нынешней модели, реализуемой вот уже четверть столетия.


ВЕРНОЙ ДОРОГОЙ ИДЕМ?

Согласно данным опросов, за последние 20 лет доля россиян, считающих экономическое положение России хорошим, не превышало 17% [8]. Большинство жителей России, начиная с 1992 года, при ответе на вопрос об оптимальной экономической системе продолжает настаивать на предпочтительности государственного планирования и распределения (рис. 3) [9].

Объясняется это не только тем, что патернализм свойственен нашему народу. Причина еще в отсутствии у населения реальных экономических и карьерных возможностей и ресурсов. Низкий уровень жизни практически не позволяет людям задумываться об использовании собственных потенциалов, заставляя заботиться большей частью о выживании. А с наступлением кризисов (2008–2009 и 2014–2016) доля тех, кто верит в рыночные отношения, еще больше сокращается.

Рис. 3. Динамика предпочтения россиянами типа экономической системы

Большинство населения страны находится в неблагоприятном материальном положении, и длится это на протяжении всего постсоветского периода. Сегодняшний кризис ситуацию, конечно, усугубил, но не явился чем-то из ряда вон выходящим, поскольку к экономическим трудностям россияне за столько лет попривыкли, да и государство пока пытается выполнять минимальные социальные обязательства, отказываясь от них не слишком явно и пытаясь это каким-то образом завуалировать.

Например, решение о прекращении индексации пенсий в связи с кризисом вызвало резкое неприятие со стороны населения, что в преддверии выборов в Государственную Думу могло повлечь нежелательные последствия. Во избежание существенного падения рейтингов правящей партии было объявлено о грядущей единовременной выплате пенсионерам. И рейтинги упали, но не сильно. Уровень поддержки населением первого лица государства и вовсе остался незыблемым. Практически каждый второй россиянин (56%) [10] уверен, что страна развивается в верном направлении, а протестный потенциал общества по-прежнему невысок.


КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Тревога относительно негативных перспектив, вырисовывающихся вследствие экономического кризиса, в обществе растет. Существует тенденция к нарастанию пессимизма в оценках россиянами последствий кризиса. В частности, индекс социальных ожиданий (отражающий мнения населения относительно будущего страны), показывает усиление позитива вплоть до начала 2014 года, но далее впадает в нисходящий тренд. Пессимизм растет, а доля тех, кто уверен, что тяжелые времена еще впереди, в ноябре 2016 года составила 47% (рис. 4). Это значение показателя сопоставимо с тем, что фиксировалось десять лет назад, а в начале 90-х годов оно и вовсе достигало 67%. Что именно происходило в стране в то время хорошо известно и текущие тенденции в этом свете выглядят очень тревожными.

Рис. 4. Ответы россиян на вопрос «Есть разные точки зрения по поводу экономического кризиса в нашей стране. Как Вы думаете, мы переживаем сейчас самые тяжелые времена, или они позади, или еще впереди?» [11]

Интересно, что доля оптимистично настроенных граждан за пятнадцать лет только дважды существенно превышала долю пессимистов. Это произошло в 2008 году, как раз перед первым финансово-экономическим кризисом XXI века. Затем наступило разочарование, и опасения длительных негативных последствий в обществе резко усилились. Во втором квартале 2014 года, как раз перед началом текущего кризиса, социальные настроения вновь достигли довольно высокой степени позитива. Оба раза ожидания населения были обмануты.

А если предчувствие ухудшений в социуме все-таки присутствует, если формируется представление о том, что выйти из кризиса, в который погружена страна, будет очень непросто, то неизбежно рано или поздно будут возникать и вопросы о том, на кого за происходящее следует возложить ответственность. Пока ясного понимания причин экономического коллапса у россиян нет, представления разрознены и размыты, четко аргументировать свою позицию люди могут далеко не всегда.

В ходе социологического опроса [12] люди называли в качестве причин неблагоприятной ситуации в отечественной экономике падение цен на нефть, неэффективность российской экономической системы, западные санкции и т. д. Когда речь заводилась о конкретных персонах, на которые следовало бы возложить ответственность за ситуацию в нашей стране, то вспоминали Правительство и Президента РФ, руководителей США и Саудовской Аравии (апеллируя к версии о намеренном сбросе цены на нефть), не забывали и предыдущих руководителей России и СССР — Ельцина и Горбачева.

Пока трудности население стойко терпит, но при длительном отсутствии улучшений, тем более при усилении негативных проявлений, протестный потенциал начнет формироваться. Социологи фиксируют практическое отсутствие динамики в показателях протестных настроений, уровень которых неизменно низок.

Но вот что интересно. Доля россиян, заявляющих, что они не собираются принимать участие ни в каких демонстрациях и митингах, за год вообще не изменилась — 72% в ноябре 2015 года и ровно столько же в октябре 2016-го. А вот численность людей, готовых выйти на улицу и принять участие в акциях протеста, в годовом измерении выросла аж в полтора раза, и, прежде всего за счет тех, кто ранее выражал сомнения в возможности своего присутствия на митингах (рис. 5).

Рис. 5. Ответы россиян на вопрос «А вы лично примете или не примете участие в митингах, демонстрациях, акциях протеста, если они пройдут в ближайшие месяц-два там, где вы живете?» [13]

Россияне терпеливо ждут нормализации ситуации в стране и изменений к лучшему, справляясь со сложностями, кто как может, и не спешат открыто выражать свое недовольство. Но противоречия накапливаются, и это значит, что социальное напряжение будет расти в отсутствии серьезных политических решений и перемен. И потенциал этот во избежание серьезных социальных потрясений должен быть направлен в позитивное русло. Но существующая оппозиция таковой на деле не является и помочь реализоваться накапливаемой социальной энергии не сможет. Для этого нужна сила нового типа [14], идеологически организованная, профессионально устроенная, основанная на сильной научной базе, имеющая понимание того, к какому облику страны нужно стремиться, какие идеи воплощать, какие ценности закладывать в его основу.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Сулакшин С.С., Хвыля-Олинтер Н. А. Шанс на изменение курса развития России (количественная экспертная оценка) // Труды Центра научной политической мысли и идеологии. Вып. № 5. Сентябрь 2014 г. М.: Наука и политика, 2014. 32 с.

[2] Сулакшин С.С., Хвыля-Олинтер Н. А. Шанс на изменение курса развития России (количественная экспертная оценка)//Труды Центра научной политической мысли и идеологии. Вып. № 5. Сентябрь 2014 г. М.: Наука и политика, 2014.

[3] Левада-центр. Опрос граждан РФ от 18 лет и старше. 2014 и 2016 гг. 1600 респондентов. URL: http://www.levada.ru/2016/09/26/krizis-i-ozhidaniya-uvolnenij/

[4] «ФОМнибус» — опрос граждан РФ от 18 лет и старше. Ноябрь 2016 г. 1500 респондентов. URL: http://fom.ru/Ekonomika/13115

[5] Путин уверен в стабильности экономики страны / Известия. URL: http://izvestia.ru/news/644377

[6] Послание Президента Федеральному Собранию 1 декабря 2016 г. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/53379

[7] Левада-центр. Опрос граждан РФ от 18 лет и старше. 2016 г. 1600 респондентов. URL: http://www.levada.ru/2016/09/15/naibolee-trevozhashhie-problemy-2/

[8] Общественное мнение — 2014. М.: Левада-Центр, 2014. — 234 с. С. 51

[9] Левада-центр. Опрос граждан РФ от 18 лет и старше. 1992—2016 гг. 1600 респондентов. URL: http://www.levada.ru/26-03-2015/grazhdane-gosudarstvo-i-vlast

[10] Левада-центр. Оценка текущего положения дел в стране. URL: http://www.levada.ru/indikatory/polozhenie-del-v-strane/

[11] ВЦИОМ. Индекс социальных ожиданий. URL: http://wciom.ru/index.php?id=418

[12] Левада-центр. Экономический кризис. URL: http://www.levada.ru/2016/02/24/ekonomicheskij-krizis/

[13] ФОМ. Протестные настроения. URL: http://fom.ru/obshchestvo/11090

[14] https://rusrand.ru/ideology/partija-novogo-tipa



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2703
10478
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика