Государство справедливости как желаемый облик страны

Государство справедливости как желаемый облик страны

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Государство и общество одинаково заинтересованы в получении воздаяния за свой труд. Но государство может формировать запросы общества и находить достойные пути справедливого и рационального для граждан воздаяния поровну или по справедливости — приводим тезисы выступления проф. Сулакшина на  VI-ой международной социологической Грушинской конференции «Жизнь исследования после исследования: как сделать результаты понятными и полезными» (16—17 марта 2016 г., г. Москва).

Опубликовано в научном издании:  Материалы VI международной социологической Грушинской
конференции «
Жизнь исследования после исследования: как сделать результаты понятными и полезными», 16—17 марта 2016 г. / отв. ред. А. В. Кулешова. — М.: АО «ВЦИОМ»,2016. — С. 681-684.


В Конституции РФ указано, что Россия является социальным государством. Но первый же вопрос, на который нет вразумительного ответа — «что такое справедливость, социальная справедливость»? [2]. Как должно выглядеть устроение страны, в которой реализована эта самая социальная справедливость в современных условиях и в перспективе — на языке устройства всех институтов, функций, процедур, механизмов государства?

Справедливость — это что? Это психологическое ощущение человеком соответствия его представлений о должном и воздаваемом ему[1].

Должного кому и воздаваемого кому? Субъекту. Их три. Поэтому на уровне индивида — это мое личное психологическое ощущение соответствия того, что я считаю для себя достойным с точки зрения воздаяния (со стороны соседей, со стороны общества, со стороны государства), и реально воздаваемого. Если они совпадают, то у меня ощущение справедливости, я психологически комфортен. Ровно такая же картина — на уровне группы. С обществом — то же самое. Оно выбирает свои критериальные ценностные формулы и с ними соотносит, что такое должное и что такое реально воздаваемое обществу.

Активно-деятельностное начало этого определения порождает как минимум две технологии достижения справедливости. Можно работать над приведением воздаваемого в соответствие с ожидаемым. Это, например, рост материального вознаграждения. Но можно и наоборот. Изменять представление Субъекта о должном. Это уже, в итоге, возможность снижения материального вознаграждения. А справедливость будет достигнута в обоих случаях. Сразу открывается проекция на принципиальную возможность достижения справедливости в обществах и государствах совершенно различного уровня материального благополучия.

Когда они совпадают должное (ожидаемое) и воздаваемое — это справедливо, когда они не совпадают — несправедливо. При этом ожидаемое — откуда берется? Прежде всего, это ментальная сфера. Человек для себя формулирует какую-то норму ожидаемого, потому что у него есть набор обязательных потребностей для жизни, потому что он прошел некое воспитание, у него есть некие традиции, культура, в том числе культура потребления, потому что есть ценности и идеология. Потребляй или, наоборот, не стяжай (рис. 1).

Рисунок 1. Справедливость — это равенство ожидаемого и воздаваемого. Несправедливость — неравенство.

Культура потребления, нравственные принципы, которые человека делают человеком с точки зрения его запросов, — к этому имеют прямое отношение государственные механизмы (рис. 2).

Понятен и тривиальный сюжет: воздаваемое надо наращивать. Так говорили теоретики коммунизма: «Создаем материально-техническую базу коммунизма. Группу, А (средства производства) делаем опережающей в развитии. Будет светлое будущее, когда будет всем по потребностям. Но для этого надо создать материальные условия». Следующая из схемы, логическая иррациональная активно-деятельностная постановка: уменьшать воспитанием сверхожидаемое, делать его адекватным ценностному идеологическому концепту и наращивать ресурсные возможности по воздаваемому. Это тоже государственная забота [3].

Рисунок 2. Конструктная связь справедливости и устроения государства

Поскольку справедливость — это психологическое ощущение соответствия, то на это ощущение влияет не только материальное потребление, но еще и кооперационные, нематериальные обстоятельства. Ты можешь недоедать, но ты можешь ощущать себя счастливым и в состоянии справедливости, если общество будет отдавать тебе должное в виде уважения, в виде почестей, в виде признания твоих заслуг. В Советском Союзе это очень мощно использовалось. «Слава труду», почетные грамоты, ордена, доски почета, «ветеран труда». Не только в СССР, в концепте фирма-семья в Японии, например. Люди, сопоставляя материальную компоненту в равенстве с нематериальной компонентой (они всегда во взаимодействии), могут дефицит компенсировать моральным инструментом. И это вовсе не презрительный субститут, как часто интерпретируют советскую практику. Это гораздо более рациональная и основательная схемная конструкция.

Что государство для достижения равенства в выдвинутом уравнении должно иметь? Во-первых, знание причин и факторов психологического состояния человека. Чтобы что-то делать, воздействовать так или иначе, надо знать, по поводу чего воздействовать. Значит, законные интересы и потребности всех людей и групп государство обязано знать. Второе: оно (с оговоркой «законно») обязано достигать равенства должного и воздаваемого по поводу каждого из интересов или потребностей. Для этого у него должны быть все перечисленные институты и ресурсы. Видим, как рождается конструктная идея устроения государства.

Все, что в стране создается для потребления, управляется государством. И оно либо удовлетворяет узкую группу частных собственников (как в нашей стране сейчас), либо оно удовлетворяет интересы большинства населения, что мы будем считать путем реализации социальной справедливости. Но для этого оно должно видеть эти группы, видеть их интересы и выдвигать и реализовывать очень важный принцип.

Мы говорили о том, что в материальной сфере могут быть развилки: всем поровну или всем принципиально не поровну. Почему не поровну? Например, потому, что государство может учитывать заслуги: отложенный труд человека, который отдал, а потом ожидает за него некое воздаяние. Пенсия — это простой пример: но и дифференциация пенсий, какие-то надбавки и так далее. Тут и тема наследства, и тема иной ренты.

Кроме человека, группы и общества есть еще один субъект — государство. Касается ли его тема социальной справедливости? И вообще, применима ли к государству эта сугубо антропоморфная материя и характеристика? Считаю, что да, касается. Потому что, как у общества есть потребности получать отдаваемое человеком или группой (т. е. ожидаемое обществом и от группы, и от человека), так и у государства есть тоже.

Что это такое? Это безопасность (священный долг защиты Отечества или косить от армии), производство благ (труд или, наоборот, тунеядство, воровство и криминал), вклад в культуру, в традиции, в идеологии, в социальные уклады, порядки, т. е. в то неформализованное пространство, которое тоже управляется и человеком, и группой, и обществом. А коль скоро единственный субъект, который стоит над всем многообразием, различием дифференцированного сообщества, — это государство, то у него тоже должен возникнуть целый ряд ожиданий от человека, группы и общества, которые они либо реализуют, либо нет.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[1] Сулакшин С. С., Багдасарян В. Э., Виллисов М. В. и др. Нравственное государство. От теории к проекту / под общ. ред. С. С. Сулакшина. М.: Наука и политика, 2015.

[2] Алейников Б. Н. Социальное государство и собственность // Государство и право. 2008. № 1.

[3] Национальная идея России: в 6 т. Т. 1 / под ред. С. С. Сулакшина. М.: Научный эксперт, 2012.

[4] Гончаров П. К. Социальное государство: сущность и принципы // Вестник Российского университета дружбы народов. 2000. № 2. (Сер. «Политология»).



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
3378
11918
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика