Какой формат экономического взаимодействия с Китаем нужен России

Какой формат экономического взаимодействия с Китаем нужен России

Эксперт Центра Дёгтев А.С.

Поворот на восток в Российской политике ведёт к сближению с Китаем. Однако следует понять до каких пределов это сближение безопасно для России.

В связи с обострением напряженности в отношениях с Западом мы становимся свидетелями поворота России на Восток. Пока не ясно, насколько продолжительным и глубоким будет процесс сближения с азиатским миром. Не исключено, что достаточно скоро российское руководство поймёт, что азиатский вектор в сложившемся виде ничуть не менее опасен, чем пребывание  в орбите Запада, который, похоже, всерьез поставил перед собой задачу уничтожения действующего политического режима в России. При всей необходимости поиска альтернативных Западу союзников и партнёров, сотрудничество с Китаем с его потрясающей способностью подчинять любого партнера своим интересам, всё больше напоминает игру в одни ворота. Такой же игрой в одни ворота, видимо, будет и создание зоны свободной торговли между Китаем и Россией, если ей будет суждено реализоваться.

Что есть Россия для Китая

Не стоит забывать, что экономическая мощь Китая в 5 раз превосходит российскую, а население – в 9 раз. По своим масштабам Россия соотносится с Китаем так же, как Монголия или Нидерланды с Россией. Конечно, дополнительный геополитический вес нашей стране придаёт наличие ядерного оружия и обладание большими запасами углеводородов. Однако всё равно остаётся не очевидным ответ на вопрос, насколько важен союз с Россией для самого Китая, который и без союза с Россией является державой глобального уровня. По величине своей экономики Китай уже в прошлом году опередил США. Китай в одиночку способен взаимодействовать с Соединёнными Штатами по поводу строительства новой системы международных отношений и предложение о таком взаимодействии несколько лет назад уже поступало в адрес Китая со стороны американцев.

Зона свободной торговли с Китаем?

Тем не менее, дальнейший сценарий развития отношений между Россией и Китаем может всё-таки принять форму стратегического партнёрства. В связи с этим возникает вопрос о том, какая форма экономического взаимодействия с Китаем является предпочтительной для России. Ведь известно, что по мере продвижения евразийской экономической интеграции множится количество стран, изъявивших желание присоединиться к зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом. Пару недель назад ЕАЭС и Вьетнам подписали договор о зоне свободной торговли. Помимо Вьетнама договор о ЗСТ с Евразийским экономическим союзом готовы подписать ещё около 40 стран, среди которых Индия и Китай. Во время визита в Москву председателя КНР Си Цзиньпина 8-10 мая 2015 года были начаты переговоры о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и КНР. Представители социально-экономического блока правительства оценивают сроки реализации этого проекта в 10-30 лет. Между тем, вхождение в зону общей торговли с таким экономическим гигантом, как Китай, является важнейшим шагом, стратегические последствия которого следует многократно просчитывать прежде, чем на него идти. Целесообразность подключения России к тем или иным геоэкономическим проектам следует оценивать в соотнесении с контурами будущей мировой экономической системы. Основные направления формирования этой системы сейчас уже становятся очевидными. 

Разрушение архитектуры глобальной экономики

В течение последних 30-40 лет в мировой экономике сформировались два центра: постиндустриальные страны с высоким уровнем жизни и  развивающиеся страны с большими темпами промышленного роста. Первые стали рынком сбыта промышленной продукции массового потребления, производимой на территории вторых. Сверхвысокий уровень потребления в развитых странах требовал компенсации бюджетного и платёжного дефицита. Именно поэтому в развитых странах государственный долг достиг больших размеров (США – 103% от ВВП; Канада – 92%; Франция – 96%; Япония – 227%). В то же время, стремясь сохранить свои конкурентные преимущества, страны-экспортёры не спешили инвестировать излишки валютной выручки на внутреннем рынке, а вывозили их за рубеж, вкладывая в долговые обязательства развитых стран. Как результат, национальные валюты развивающихся стран дешевели, и размер оплаты труда в них сохранялся на более низком уровне.

Однако, начиная со второй половины нулевых годов эта система дала сбой. Ипотечный кризис в США и долговой кризис в ЕС ознаменовали начало снижения темпов роста западных экономик. После глобального кризиса 2008-2009 годов США так и не вышли на предкризисные темпы роста. Обнажились чудовищные диспропорции как в американской экономике, так и в странах ЕС. Стало ясно, что экспортная ориентация крупнейших развивающихся стран всё больше становится несостоятельной и следует переходить к стратегии построения внутреннего рынка.

В Индии появляется программа развития высшего образования и строительства вузов по всей стране. Интерпретировать данный шаг индийского руководства можно по-разному. Однако, в первую очередь в стратегии видится шаг к созданию внутреннего рынка, так как от уровня образования прямо зависит и уровень потребления.

Схожие процессы протекают в Китае. Там они приняли ещё большие масштабы. Как известно, высокий уровень потребления свойствен городской культуре. В Китае же полным ходом идёт строительство городов. Причём речь идёт не о расширении пригородов уже существующих агломераций, а о строительстве новых мегаполисов с нуля. Например, неподалёку от Нанкина в данный момент строятся 20 городов. Одновременно с этим стремительно растёт покупательная способность китайского населения. В 2011 году китайским руководством была поставлена задача увеличить среднюю заработную плату втрое к 2017 году. Уже в 2012 году средние зарплаты в Китае росли на 13-16% в год.

Очевидно, от системы двух экономических полюсов – центра дешёвого производства продукции на экспорт и центра сверхпотребления импортных товаров, мировая экономика переходит к логике существования макроэкономических зон, ориентированных на внутренний рынок. Эта трансформация лежит и в основе тех разногласий, которые кипят в отношениях между США и ЕС по поводу Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (ТТИП). Американские руководители понимают, что в результате разрушения единой мировой долларовой системы, США могут лишиться и источников дешёвого импорта, и потоков капитала, и внешних рынков для своего экспорта. Для того, чтобы гарантировать себе хоть какой-то рынок сбыта, США и навязывают Европейскому союзу невыгодное для него соглашение о ТТИП. В случае его заключения убытки понесут именно европейские производители ввиду того, что их производственные издержки более высоки, а продукция менее конкурентоспособна.

Место России в будущей системе

Какое же место должна стремиться занять Россия в новой мировой экономической системе? Расчёты показывают, что для создания полноценной региональной экономики необходим внутренний рынок размером не менее 300 миллионов человек. Это значит, что Россия в отличие от Китая, Индии и США не способна сформировать макроэкономическую зону в рамках своих государственных границ. Эта задача может быть решена только посредством интеграции. И здесь существует альтернатива: либо присоединиться к одному из более крупных экономических образований на правах составной части, либо сформировать собственный макрорегион в составе постсоветских стран и других сопоставимых с Россией по размеру своего рынка участников. В качестве первого варианта с наибольшей вероятностью стоит рассматривать присоединение к китайской макроэкономической зоне. Второй вариант подразумевает расширение и углубление экономического сотрудничества в рамках ЕАЭС. Стратегия включения в чужую макроэкономическую зону была бы приемлемой, если бы не ряд обстоятельств.

Во-первых, геополитический статус России обрекает её на роль конкурента и потенциального врага крупнейших мировых держав. Даже при полной доброжелательности и стремлении к мирному сосуществованию со стороны России её контрагенты будут видеть в ней угрозу и не остановятся в своём стремлении к её максимальному ослаблению. Включение в экономические группировки с более мощными стратегическими конкурентами означало бы передачу им части российского экономического суверенитета, что прямо противоречит цели выживания России в условиях глобального мира.

Во-вторых, любая экономическая интеграционная группировка имеет гарантированно взаимовыгодный характер лишь в том случае, если совокупная ресурсная мощь её участников является минимально достаточной для достижения синергетического эффекта от интеграции. Потенциальное объединение Китая и России таковым не является. Собственного потенциала Китая более чем достаточно для самостоятельного решения всех его экономических задач. А это значит, что Россия, скорее всего, будет рассматриваться Китаем исключительно как источник сырья и рынок сбыта готовой продукции. Противоположная ситуация наблюдается в процессе евразийской экономической интеграции. Создание полноценной макроэкономической зоны с достаточной внутренней покупательной мощью на территории России и её соседей возможно лишь при обеспечении высокой покупательной способности населения всех стран-участниц. Это значит, что Россия объективно заинтересована в реальном экономическом развитии её партнёров по евразийской экономической интеграции.

В-третьих, экономическая интеграция нецелесообразна в случае существенной разницы в конкурентоспособности национальных производителей стран-участниц. Такая разница имеется между Китаем и Россией и обусловлена она далеко не только уровнем технологического развития. Благодаря климатическим и географическим факторам, а также более низкому уровню зарплат производственные издержки в Китае изначально имеют гораздо более низкий уровень, чем у большинства конкурентов. Интеграция России с Китаем выразится в окончательном уничтожении внутреннего российского производства и переходе на китайский импорт.  

В-четвёртых, успешная интеграция требует географической близости стран-участниц для минимизации транспортных издержек в ходе создания единых производственных комплексов. Несмотря на то, что Россия и Китай граничат между собой, не стоит забывать, что наиболее заселённые и промышленно развитые части их территорий максимально удалены друг от друга. Для России это её европейская часть, для Китая – восточное побережье.

Вывод

При всей важности Китая для России в качестве экономического партнёра создание зоны свободной торговли между Россией и Китаем и включение России в будущую китайскую макроэкономическую зону для РФ даже не то, что стратегически выгодно, а опасно! При сохранении сотрудничества в энергетической и инфраструктурной сферах с Китаем приоритетом дальнейшего экономического развития для России должно быть расширение и углубление Евразийского экономического союза, собственного макроэкономического региона.  


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
278
655
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика