Кремлевский ответ на антикоррупционные лозунги

Кремлевский ответ на антикоррупционные лозунги

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Антикоррупционная тема стала особенно актуальной на волне протестов, организованных силами Навального. С одной стороны, власти акцентировали внимание на том, что против коррупции выступает несознательная молодежь, но с другой стороны, все же внесли этот вопрос в свою повестку, задумавшись о комплексе мер, направленных на демонстративную борьбу с коррупцией.


КОРРУПЦИЯ В РОССИИ

Согласно данным Transparency по уровню коррупции в мире Россия входит в список пятидесяти самых коррумпированных государств. Страна занимает 131 место в индексе восприятия коррупции из 176, чем ниже строчка, тем выше уровень коррупции. Но даже эти индексы не совершенны и не отражают полной картины. Внутрироссийские социологические опросы показали, что уровень коррупции в России сами граждане оценивают как крайне высокий (73%), но в сравнении с 2005 годом коррупция снизилась (рис. 1–2).

Рис. Как бы вы оценили степень распространения коррупции? (по данным ВЦИОМ, 2015 г.)

Рис. 2. Руководство страны постоянно говорит о необходимости борьбы с коррупцией. Видны ли вам результаты этой борьбы — скажем, за последний год. Или нет? (по данным ВЦИОМ)

Вероятно, что здесь задействован исключительно психологический фактор, когда народ начинает сомневаться в том, что видит своими глазами после просмотра новостных передач, и подсознательно занижает уровень коррупции, особенно глядя на аресты уличенных в коррупции губернаторов Кировской области Н.Белых, Сахалинского области А.Хорошавина, главы Минэкономразвития А.Улюкаева и других. Антикоррупционная повестка работает и на рейтинг президента, которого СМИ изображают как борца с коррупцией на местах.


ИНИЦИАТИВЫ ВЛАСТЕЙ

Протестная активность не прошла бесследно. 21 июня президент подписал закон о создании реестра чиновников, отправленных в отставку за коррупционные нарушения. Законопроект был инициирован еще в августе прошлого года. Согласно принятым изменениям в России будет создан реестр чиновников и сотрудников правоохранительных структур, уволенных в связи с утратой доверия за совершение коррупционного правонарушения. Список категорий должностей, попадающих под изменения, значителен. Это уволенные высшие государственные чиновники, работники прокуратуры, сотрудники СК РФ и органов внутренних дел, таможни, пожарной службы, а также военнослужащие, государственные гражданские и муниципальные служащие, работники Центробанка, должностные лица госкорпораций, Пенсионного фонда, Фонда социального страхования, Фонда обязательного медстрахования.

Данная инициатива призвана свести к минимуму риски сокрытия такой информации при последующем трудоустройстве респондента. Однако в законе нет никакого указания на то, что лица, попавшие в этот реестр, не имеют права занимать должности.

Закон сырой и оставляет еще множество открытых вопросов: как долго такой коррупционер будет числиться в реестре? Будет ли этот реестр видеть народ или только власти, в таком случае не будет контроля со стороны общественности, и коррупционер сможет устраиваться на работу в негосударственный сектор. Порядок включения и исключения лиц из реестра будет определяться непосредственно правительством. Самый главный вопрос — какую цель преследует это нововведение? Если задача состоит в недопуске коррупционеров во власть, то в распоряжении кадровых отделов множество инструментов, проверяющих кандидатов на причастность к коррупции. Если он был привлечен к ответственности, то уже состоит в информационной базе. В таком случае нет никакого смысла привлекать его во второй раз, то есть реестр — это излишняя трата ресурсов и средств. Да и прямой пожизненный запрет занимать государственные должности был бы более эффективным антикоррупционным механизмом. В таком случае назначение реестра по всей видимости сводится к демонстрации устремленности власти к борьбе с коррупцией.

Наряду с реестром власти решили ужесточить и карательную составляющую антикоррупционного законодательства. Предлагается увеличить срок до 4 лет за дачу и получение взятки, а также ввести понятие «неимущественная взятка», под которой будут пониматься взаимовыгодные услуги. По словам автора законопроекта А. Выборного такой взяткой можно считать ситуацию, когда родственника высокопоставленного чиновника берут на работу в коммерческую организацию с высокой зарплатой без должной квалификации, а тот помогает бизнесу, используя свои служебные возможности. Несомненно, такое понятие необходимо в законодательстве, поскольку взятка — это не всегда чемоданчик с мечеными купюрами, это еще и взаимовыгодные услуги.

Да только новые инициативы ни в коей мере не затрагивают главных проблем, которые как раз и говорят о том, что власть и коррупция стали неотделимы.

Во-первых, это назначение своих лиц на высшие должностные должности или в советы управления без должной квалификации. А таких сообщений было множество — сын Патрушева, Рогозина, Иванова и прочее. Это успешный бизнес детей высших должностных лиц.

Во-вторых, госконтракты без конкурса или заранее определенный исход торгов, которые выигрывают компании все с теми же знакомыми фамилиями. Сами контракты при этом составлены в пользу исполнителя, а не государственного бюджета. Стоит только вспомнить систему Платон, разработанную для бизнес-империи сына Ротенберга, или же строительство Керченского моста, полученного компанией Ротенберга. В министерстве обороны, например, без конкурса отслужившая военная техника будет направлена частным компаниям, одна из которых связана с братьями Ротенбергами.

В-третьих, лоббирование партией интересов своих спонсоров. Как показала финансовая отчетность партии «Единая Россия» за 2016 год такая деятельность расцвела бурным цветом. Например, многие компании-спонсоры партии в 2016 году увеличили объемы сумм по госконтрактам в сравнении с предыдущим годом. А некоторые компании даже жертвовали суммы, превышающие их чистую годовую прибыль. То есть по всей видимости подобные добровольные пожертвования осуществляются в директивном порядке и могут считаться не чем иным, как вымогательством или взяткой.

Список возможных коррупционных схем можно продолжать и далее. Но только в России коррупционером становится лишь тот, кого поймали с поличным с чемоданчиком денег, а отнюдь не тот, кто через различные схемы по дешевке продавал объекты в собственность, назначал своих людей, определял исполнителя госконтрактов и прочее. Борьба с коррупцией превращается, таким образом, в показательное представление, главная цель которого не искоренить коррупцию, а продемонстрировать народу радение за его интересы.

С одной стороны, Кремль принимает инициативы, направленные на ужесточение антикоррупционного законодательства, тем самым как бы демонстрирует, что оставлять без внимание антикоррупционные марши он не намерен, а напротив готов прислушаться к гласу народа. Но с другой стороны оказывается, что все эти инициативы для лиц из круга не приближенных, в то время как избранные получают новую защиту в форме закона о защите данных, находящихся под госохраной лиц, по которому ФСО принимает меры для защиты этих персональных данных и меры по ограничению движения на тех трассах, где они проезжают. Теперь любые попытки дойти до правды относительно членов семей приближенных к президенту лиц могут натыкаться на действие этого нового закона. Впрочем, пока сообщается, что предоставление ФСО права защищать персональные данные охраняемых лиц и их семей не закрывает доступ к информации об их имуществе и доходах.

Создается впечатление, что все антикоррупционное законодательство работает против народа, а не властной верхушки. Согласно статистике, в 2014 году только 21,5% преступлений касались крупной взятки в размере от 50 тысяч рублей и более (рис. 3). Даже на фоне выпалываемых коррупционных схем с миллионными операциями, подобная статистика выглядит как борьба с ветряными мельницами.

Рис. 3. Размеры взяток в 2014 году (получение и дача взятки), по данным cdep.ru

Более того, сама система правосудия уже давно работает на то, чтобы оправдать тех, кто декларирует один доход, а живет совершенно на другой. Системным стало и подавление голоса журналистов, с которыми судятся и доказывают, что их материалы не соответствуют действительности.

На прошлой неделе «Роснефть» и РБК пришли к мировому соглашению о защите деловой репутации на 3,2 млрд рублей, по которому обе стороны, в том числе и журналисты, признали, что сведения, являющиеся предметом иска, опубликованные в статье РБК, не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию ПАО «НК «Роснефть». Издание принесло свои извинения компании «Роснефть» и главному исполнительному директору Игорю Сечину. Ранее Сечин уже выиграл иски к Forbes, газете «Ведомости» и «Новой газете». Во всех случаях стороны признали, что часть информации, опубликованной на их страницах, носила недостоверный характер. Во втором иске к газете «Ведомости» одним из требований Сечина было полное уничтожение тиража. К аналогичному методу пытается прибегнуть Усманов, подавший иск на Навального. Хотя есть и иная реакция на обвинения в коррупции. Это продолжительное молчание и игнорирование, а потом несуразные ответы о «компотах», чем отличился российский премьер.

Коррупция в России стала, таким образом, не преступлением или отклонением, а нормальным состоянием власти, столь характерным для приватизированного государства.


В ЧЕМ СМЫСЛ?

Не замечать антикоррупционные протесты Кремль уже не может. Разгоны протестов как первоочередная мера вызвали только больше нападок на власти. В такой ситуации показать народу, что власть чиста от коррупции и борется с ней, а не срослась, могли только очевидные антикоррупционные инициативы. Они и последовали, некоторые из которых рассматривались ранее начала протестной активности. Но какой ход делают власти? Они удовлетворяют лишь часть требований — принимают законы, направленные против коррупции, которые будут бороться со следствием, а не с причиной, а сами оставляют на постах должностных лиц, которые погрязли в коррупции. Для них коррупционером является не тот, кого общество признало таким, а тот, кому президент вынес приговор «утрата доверия». Принятием законов Кремль также водрузил знамя антикоррупционной тематики в предвыборную программу. В итоге президент идет на выборы сразу с несколькими решенными задачами.

Во-первых, народу доказывают, что социально-экономическая ситуация в стране выровнялась и ВВП перешел к плавному росту. Во-вторых, традиционная беда российского государства в виде коррупции принята во внимание на высшем уровне, коррупция будет искоренена и уже искореняется.

Однако коррупционер коррупционеру рознь. Если одних увольняют с формулировкой утраты доверия, возбуждая уголовные дела, то другие либо просто оказываются неприкасаемыми, когда фактов коррупции в отношении их не находят, как в случае с премьер-министром, либо же эти самые коррупционеры становятся фигурантами уголовных дел лишь в качестве свидетелей, как, например, Сердюков, который далее продолжает свои карьерные взлеты, но уже в отраслевом секторе, а не в органах власти.

Народ перестал верить в то, что коррупцию можно искоренить. Согласно данным ВЦИОМ только 40% граждан еще верят в то, что коррупцию можно победить. Остальные уже свыклись с мыслью, что власть и коррупция неразделимы, что в целом не отличается от действительности. Когда в государстве во главу угла ставят не способности и квалификацию, а родственные связи и кумовство, страна будет постепенно деградировать, поскольку во властную элиту отбираются отнюдь не самые достойные.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

«Прямая линия» в действии

Ложечки нашлись

Что ждать от митинга Навального 12 июня 2017 года

12 июня: Вчера. Сегодня. Завтра?

Зачем России митинг Навального 12 июня?



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
722
2322
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика