Нужно ли культурное наследие путинской России?

Нужно ли культурное наследие путинской России?

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Артём Басманов.

На заглавном фото: разрушающиеся палаты Дмитрия Пожарского на ул. Б.Лубянка в Москве.

В последние годы внешняя идеология и презентация российской власти строится вокруг темы патриотизма. Руководители государства не скупятся в своих речах делать отсылки к великому прошлому, достижениям предков. Это, конечно, находит положительный отклик у большинства россиян, которые на фоне тяжелой действительности современной России страстно желают гордиться страной, если не её настоящим, то хотя бы прошлым. 


Действительно, историческая память — одна из основ национального самосознания, без неё невозможно существование народа как субъекта истории. Но какие цели преследуют власти в своих идеологических акциях и медийной политике? К сожалению, вновь приходится убеждаться, что благие начинания власть имущих — не более чем ширма, призванная скрыть гораздо более глубокие провалы в бытии нашей страны, за которые сама власть в значительной мере и ответственна. Так и в случае патриотических инициатив, исходящих от президента и его административного персонала: они зачастую эффектны, однако подчинены сугубо конъюнктурной задаче — поддержать рейтинг власти. При этом критически важные для нашей страны шаги, необходимые для её выживания в длительной перспективе — остаются вне поля зрения властителей. 

Что более существенно: провести пару раз в год масштабные уличные празднества, посвященные большим историческим датам, или сохранить для потомков зримые, материальные свидетельства истории на нашей земле? Приведем один красноречивый пример: власти упорно продвигают в массы праздник 4 ноября с его историческим контекстом — освобождением Москвы от польских интервентов в 1612 г., однако при этом в самом центре столицы позорно разваливается всеми позабытый дом главного героя тех событий — князя Пожарского, который должен был бы стать одним из центров празднований. И это не исключительный случай, а лишь яркая иллюстрация общей ситуации с культурным наследием в нашей стране — оно погибает при равнодушии чиновников и общества, и вместе с ним погибает цивилизационная идентичность нашей страны. 

Ситуацию с сохранением памятников культуры в России нельзя назвать иначе как катастрофической. В регионе с богатейшим культурным наследием — Архангельской области, по данным прокуратуры, утрачено за последние годы более 22% памятников (413 из 1849), еще почти столько же — находятся в аварийном состоянии, т.е. будут утрачены в самое ближайшее время. Половина памятников (923) являются бесхозными, «органами исполнительной власти меры по их охране и защите не принимаются». 

Как считает прокуратура, «большинство отмеченных нарушений является следствием неспособности областного и местных бюджетов полноценно финансировать мероприятия по государственной охране памятников истории и культуры». При этом «министерство культуры Архангельской области проявляет пассивность в процессе формирования областного бюджета на текущий финансовый год, органами местной власти внимание данной теме практически не уделяется, финансирование в местных бюджетах на указанные цели не предусматривается вовсе»

Обратимся к оценке специалиста: «Еще в XIX в. деревянные постройки определяли облик большинства деревень и городов России. Теперь этот огромный пласт строительной и художественной культуры находится на грани полного исчезновения. Уже не существует более 80% храмов, зафиксированных до Октябрьской революции. Только за последние годы в Архангельской области погибли Рождественская церковь (1763 г.) в селе Бестужеве на реке Устье, церковь Двенадцати Апостолов (1799 г.) в селе Пиринемь на Пинеге, полностью сгорели ансамбли Усть-Кожского и Верхнемудьюжского погостов (XVII - XVIII вв.) на реке Онеге, обрушилась церковь Трех Святителей (1782 г.) на Ваге - последний памятник некогда весьма значительного Богословского монастыря. Рухнул шатер Никольской церкви (1670 г.) в селе Волосово Каргопольского района, стоит без кровли Предтеченская церковь (1780 г.) в селе Литвинове на Ваге. В 2002 году сгорела знаменитая Спасская церковь на сваях (1628 г.), перевезенная из волжского села Спас-Вежи на территорию Костромского музея, погибла башня Якутского острога (1683 г.) — один из последних подлинных памятников деревянного крепостного зодчества...» В Костромской области уже через 10-15 лет прогнозируется потеря практически всех памятников деревянного зодчества… 

Эксперты и неравнодушные энтузиасты бьют тревогу: существующее положение дел может привести к почти полной утрате культурно-исторического наследия во многих регионах. Это масштаб национальной катастрофы, но эта трагическая ситуация находится на периферии общественного и государственного внимания. Тема сохранения памятников является «немодной» для новостных ресурсов, её не осознаёт общество. Однако она связана с ответом на фундаментальный вопрос — что такое страна, в чём интерес и ценность принадлежать к ней? Материальная культура воспроизводит память и порождает чувство принадлежности к своей родине, живой связи с ней. Какой смысл бороться за страну, от которой осталось одно только название и формальные границы, а всё уникальное цивилизационное наполнение вымыто?

Отчасти рассматриваемая проблема носит объективный характер — в федеральных и региональных бюджетах недостаточно средств для поддержания памятников в должном состоянии. Однако, как показывает практика, при желании деньги находятся: как пообещал министр культуры РФ, «на реставрацию объектов культурного наследия Крыма в ближайшие годы будет выделяться из федерального бюджета России по 50 миллионов долларов ежегодно». По курсу доллара на момент заявления - это почти 3 млрд рублей ежегодно. При этом 120 млн, необходимых для обеспечения сохранности объектов культуры той же Архангельской области, почему-то не находятся. Очевидно потому, что здесь труднее получить желаемый пиар-эффект, чем в Крыму, к которому подогрето общественное внимание. 

Именно пиар на культуре, а не сама культура является целью российского властного истеблишмента. Это не удивительно: власть, не имеющая долгосрочной стратегии, озабочена сиюминутным рейтингом. Но разве не настало время самому обществу сказать своё слово, оправиться от псевдопатриотического дурмана и выступить на защиту того, в чем действительно концентрируется национальная память? Государственный официоз выхолащивает само понятие патриотизма, переводя его в мир телевизионных грёз, где предметы гордости и осуждения задаются мифическими поводами. Но патриотизм становится созидательной ценностью, только когда он откликается на пусть и горькую, но непосредственную реальность нашей жизни, например, на эту картину, увы, являющуюся лицом современной России.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1467
5732
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика