О парадоксах рейтинга президента

О парадоксах рейтинга президента

Багдасарян В.Э.

Существуют различные, варьирующиеся по культурам, типы политического сознания. Особый тип политического сознания исторически сложился и в России. Оно трехкоординатно – «бояре», «народ», «царь». Речь, естественно, идет не о средневековых царях и боярах, а об архетипах, укоренившихся в народном сознании образах. Отношения народа и бояр всегда были конфликтны. Народ ненавидел «изменников-бояр», «бояре» презирали народ.

Борьба между этими двумя акторами российской истории велась за царя. Цари могли быть «боярские» и «народные». Чаще же всего царский курс был балансирующий. Если царь переходил на сторону народа, то со стороны бояр он характеризовался как «тиран». Если же правитель занимал позицию боярства, то в народном восприятии он лишался легитимности, оценивался как узурпатор.

Посмотрим теперь через призму этих архетипов на рейтинг популярности В.В. Путина. Не вызывает сомнений, что восприятие народом его политики выстраивается в большей степени на основе традиционной российской мифологии власти нежели прагматических расчетов увеличения / сокращения бюджета домашних хозяйств.

Индекс одобрения деятельности Путина, судя по опубликованным последним результатам опросов Левада-центра, остается достаточно высоким - 29 % (64 % респондентов одобряет деятельность Путина, 35 % не одобряет). [1] Однако после достигнутого в 2008 г. максимума – 70,7% он в течение пяти лет находится в тренде снижения. Первый кратковременный спад был зафиксирован еще в 2005 г. Он, по всей видимости, связывался с реализованной тогда реформой по монетизации льгот. Начавшийся с 2008 года затяжной спад объясняется рокировкой на высшем посту государственной власти. Шаг, казавшийся технологически эффективным, как показывает время, был в отношении критерия народной популярности ошибочным. После этого прежнего уровня поддержки достигнуть не удалось.

Соотношение динамики индекса одобрения деятельности Путина с динамикой роста ВВП и реальных доходов населения обнаруживает, что жесткой связи между ними (высокой корреляции) не существует. Наиболее значимый рост одобрения деятельности Путина в процентах к предыдущему году фиксируется в 2006 году – 133,1 %. Самое большое падение приходится на 2011 г. – 66,5 %. Между тем, наиболее высокие темпы экономического роста были в 2007, наименьшие – в 2009 году. Материальный фактор, безусловно, влияет на восприятие главы государства, но им не предопределяется.

Показательно сравнить индекс одобрения деятельности Путина с индексом оценок положения дел в стране. При сравнительно высокой степени доверительности народа к президенту, общее состояние страны оценивается им резко критически. На настоящее время, по данным Левада-центра, индекс оценок положения дел в стране находится ниже нулевой отметки – минус 3. Большинство россиян считает, что страна движется по неправильному пути, но доверяет при этом президенту. Парадокс! Объяснить его можно только приняв традиционную российскую модель разграничения образов главы государства и властной элиты. Вину за все бедствия народ исторически возлагал на «крамольников-бояр», но не «царя-батюшку». Более того, репродуцировался миф о том, как однажды «царь» искоренит всю боярскую крамолу. Рейтинг одобрения деятельности президента тоже, в соответствии с этими архетипами, опирается, прежде всего, на нематериальные активы.

Принципиально важно для главы государства соответствовать национальному политическому ритуалу. Если такое соответствие есть –доверительное отношение к верховному носителю государственной власти обеспечивается. Но как только глава государства выпадает из этого ритуала, он теряет свою легитимность, приобретает личину «узурпатора».

Путину пока удавалось в целом выдерживать линию державного политического ритуала. Однако судя по тренду индекса доверия президенту, существует принципиальный запрос на более явные деятельные проявления власти президента.

Соотнесение индексов одобрения деятельности Владимира Путина и оценок положения дел в стране. (Индексы строятся как разность положительных и отрицательных ответов)


[1] http://www.levada.ru/indeksy


Статья написана автором для проекта "Russia beyond the headlines"


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
502
1573
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика