Равноправие

Равноправие

Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. Союз Народной журналистики (Санкт-Петербург).

Путин заявил сегодня, что Россия готова сотрудничать с любым американским президентом, но на условиях равноправия.

Нужно отметить, что заявление было бы дежурным, не содержи оно эту оговорку. Как правило, такие заявления всегда делались в связи с выборами в Америке, обычная рутина. Но вот с оговоркой в этот раз все выглядит несколько иначе.

Действительно, стоит признать, что Штаты больше не рассматривают Россию не то что в качестве равного, а вообще сколь-либо значимого партнера. Досадной помехой, зудящей мухой — да. Но не более. И стоит признать, что для этого у них есть основания, большую часть которых создал сам Путин.

На мой взгляд, события, которые произошли в феврале-марте этого года, сделали равноправие нынешней России и ведущих мировых стран невозможным. Я имею в виду саудовско-турецкий ультиматум, после которого Россия была вынуждена прекращать военную операцию в Сирии, во всяком случае в том формате, который был заявлен изначально, и который выдерживался с относительно переменным успехом до весны 16 года.

Я имею в виду учения Саудовской Аравии и ЛАГ в конце февраля-начале марта этого года под названием «Северный гром» (The Northern Thunder), которые могли перейти в военную операцию под названием «Северная буря» (The Northen Storm). Упоминаний о первом событии хоть отбавляй, о втором — значительно меньше, и не в русскоязычной прессе. Но они есть.

Коалиция ЛАГ собрала силы, почти равные по численности всем Вооруженным Силам России, а если рассматривать и Турцию — то превышающую их. Сразу после этих учений были проведены грандиозные военно-морские маневры, в которых приняли участие до 300 военных кораблей. Опять же — задача учений: отработка береговой блокады, противодействие атакам с воздуха и ракетным атакам, высадка десанта — в общем, весь этот тюнинг для борьбы с террористами на территории Сирии выглядел абсолютно бессмысленным — нет у ИГИЛ ни выхода к морю, ни военно-морских сил.

Формальный повод учений «Северный Гром» — противодействие террористам — никого не обманывал: в ходе учений отрабатывались действия ПВО и ведение воздушных боев, что для борьбы с ИГИЛ выглядит избыточной опцией. Но вот угрозы вторжения параллельно с требованием ухода Асада звучали все громче и громче. При этом речь шла исключительно об инициативе региональных игроков — США показательно дистанцировались от происходящего.

Естественно, что такая демонстрация не могла закончиться пшиком, 14 марта в Москву прибыл министр иностранных дел Судана, и уже через час после пресс-конференции обоих министров иностранных дел (на которой, кстати, Лавров завел разговор о федерализации Сирии) Путин изменившимся лицом изрекал министру обороны и министру иностранных дел высочайшую волю наисрочнейшим образом выводить войска.

Судя по всему, заявление о выводе было сделано после совещания с этими двумя министрами, на котором решалось — рискнет ли Кремль воспротивиться ультиматуму арабов. Объективно никаких шансов у России в такой войне не было — это нужно признавать. Был бы показательный разгром с полным уничтожением нашей группировки, а любая попытка оказать ей помощь вполне очевидно была обречена.

Собственно, история была известна и понятна еще тогда, в марте, сейчас можно лишь говорить о каких-то новых деталях.

Здесь и кроется ответ о мольбах равноправия с США. Россия сдалась перед ультиматумом стран третьего мира. Да, стран серьезных — в нашем положении очень даже сопоставимых с нами. Но главное здесь то, что Запад вообще не принимал участие в происходящем, лишь хмыкая издалека — впервые Кремль вел дела не напрямую с сеньорами, как это было во время войны в Грузии или в конфликте на Украине, а с их вассалами. Штаты изящно понизили уровень отношений, причем сделали это совершенно незаметно и непринужденно.

Теперь уровень России — это именно уровень стран Третьего мира. А поэтому о равноправии со странами Запада Путину нужно забывать. С Западом он может иметь дело — но только через посредников в лице тех или иных стран третьего мира.

Ситуация непривычная, а потому Путин, окончательно теряя лицо, фактически вымаливает у Штатов возвращение к прежнему формату отношений — пусть даже враждебному, но хотя бы призрачно-равному.

Ответ, думаю, очевиден. Равенство нужно заслужить, а точнее — завоевать и удержать. Предавая и сдавая всех вокруг себя, можно заслужить лишь презрение и брезгливость. Никак иначе к нынешней кремлевской верхушке относиться невозможно.

Источник



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1043
3538
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика