Абсолютная монополия на СМИ ведет к деградации и загниванию

Абсолютная монополия на СМИ ведет к деградации и загниванию

Гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии, д.физ.-мат.н., д.полит.н. Степан Сулакшин


Уши слышат одно, а глаза видят другое.


Информационная политика государства – совершенно классическая вещь для любой страны. Как родители в семье своим детям объясняют, что такое хорошо, а что такое плохо, так государство обязательно это делает в информационных институтах. Причем, если детишки не понимают, что плохо или хорошо, то у государства есть и ремешок, и в уголок может поставить. Имеются в виду уголовное право и силовые методы воздействия.

Пропаганда (так еще называют целевую государственную информационную деятельность) – вещь на самом деле нужная. Особенно нужна пропаганда в форс-мажорных обстоятельствах – например, в условиях острого противостояния с государствами противниками, особенно в условиях войны. Информационное противоборство, информационная война – это практически исключительная прерогатива государственных информационных институтов.

Но, во-первых, война не каждый день. Во-вторых, есть абсолютное правило – монополия всегда ведет к деградации и загниванию. И если в государстве государственная монополия на информационную деятельность в ценностном пространстве абсолютна, то загнивания не избежать.

Это происходит тогда, когда ценностная повестка в информационных потоках государства мало-помалу сводится к одной-единственной теме – а именно, «политический режим наилучший», «политические лица (избранные или унаследовавшие властные позиции) лучшие для всех времен и народов», а власть занимается только тем, что пропагандирует саму себя и поддерживает только одну идею – воспроизводство себя, политической элиты и режима.

Примеры классические: это последние годы СССР. От Брежнева, Андропова,Черненко до Горбачева был даже такой рефрен: уши слышат одно, а глаза видят другое. Вот такое рассогласование очень чревато.

Мне могут возразить – вот в западных, европейских государствах и в Америке – там ведь свобода прессы, свобода столкновений мнений и т.д. И да и нет, потому что там государственная пропаганда существует – повторю, это классика для государства.

Но есть и свободная пресса – есть возможность работы информационных каналов реальной политической оппозиции. Есть соревновательность идей, предложений, оценок, критики. Жизнь течет, находятся наилучшие решения, наилучшие идеи. Выдвигаются лидеры, они в публичных дебатах и в более-менее самостоятельных выборах претендуют на победу. Возникает ротация, человеческая и институциональная (партийная) – и, в общем-то, работает прогресс, потому что отбираются лучшие идеи, лучшие люди и осуществляются лучшие политики с т.з. интереса большинства членов общества, у которых есть какое-никакое право на вмешательство в дела государства.

А если поглядеть в зеркало, на самих себя, то в России можно увидеть принципиальную разницу. В 90-е годы и начале 2000-х гг. страна следовала каким-то запредельным, экстремистским, либеральным формулам (таким как «государство, уходи из экономики», «уходи из информационного пространства», «отдавай общефедеральные телеканалы в частные руки – Гусинского или др.»). Это сильнейшим образом деформировало пространство государственной безопасности.

Этот ущерб был велик. И надо отдать должное президенту Путину и его команде, когда они начали вмешиваться в эти дела. Возник канал RussiaToday, произошло переформатирование федеральных телеканалов, уменьшились агрессивная контрроссийская риторика и русофобия – это можно только приветствовать.

Но, к сожалению, этот процесс оказался в дисбалансе в связи с тем обстоятельством, что монополия государства на власть фактически уничтожила все противовесы, баланс, реальную оппозицию, альтернативных лидеров, состязательность, поиск лучших идей.

Все это начало приводить к монополии и в информационном пространстве, а именно к простой, примитивной и пагубной формуле: власть, используя мощь и монополию на СМИ, хвалит сама себя. Никакой рефлексии, никакого критического профессионального анализа глубочайших тягчайших ошибок не происходит.

Возникает замкнутый круг: чем глупее и ошибочнее действует власть, чем больше ее действия наносят ущерб стране, ввергают ее то в политическую изоляцию, то в глупейшие санкции на самих себя в режиме унтер-офицерской вдовы, тем большие усилия государственные СМИ тратят на объявление таких мер самыми умными, самыми мудрыми, самыми необходимыми, самыми позитивными для страны. Вот и пришли к тому же: к предсмертному финишному отрезку жизни а-ля СССР, когда глаза видят одно, а уши слышат другое.

Такой тип пропаганды, вышедший из зоны рациональности и целесообразности для классического государства, и впадающий в жесткий монополизм, пагубен для страны. Можно назвать его «кремлевским», можно не называть – суть не в этом, суть в содержании.

Мы видим, что развитие конструктива информационного пространства по примеру СССР неизбежно ведет к деградации качества государственного управления и даже возможности политического режима обеспечить собственную политическую прочность. Мне кажется, эти люди в упоении абсолютизмом власти не понимают, что это их не спасет.

Они выращивают, как когда-то буржуазия, своего могильщика – пролетариат (в условном, переносном смысле слова). Население рано или поздно поймет, что рейтинги в 85% в условиях, когда страна вползает в кризис, растут цены, безработица, неуверенность в будущем, экономическая неустойчивость, несуверенность, подрывная деятельность ЦБ и финансового блока правительства, означают, что наш государственный, в т.ч. информационный, организм тоже тяжко болен. Вот какой диагноз, как доктор-политолог, я бы вынес насчет современной ситуации.

Я подготовил целый курс рекомендаций, как сохранить самостоятельность своего мышления в условиях информационного пропагандистского оболванивания. Это инструкции на «раз-два-три»: первая позиция – никогда не принимайте на веру. Вторая: постарайтесь перепроверить то, что вам говорят – является ли это фактом или, с большой вероятностью, выдумка, приукрашивание или фильтрация информации. Третья: от кого вы получаете эту информацию и в чем ее цель? Четвертое: прислушайтесь к себе – не чувствуете ли вы, что от вас требуют либо мировоззренческую коррекцию, либо поведенческое действие как результат информационной атаки?

Дальше смотрите, насколько это совпадает с вашими наблюдениями и ощущениями. Ведь вы получаете информацию из самых разных направлений, и в том числе информацию, которая не контролируется официальными государственными надзирателями. Этот список неокончательный: есть довольно простые приемы, чтобы убедить себя в необходимости сопротивления тому или иному информационному насилию.

Причем информационные приемы очень изощренны: они применяются не только в торговой рекламе, когда нужно продать вам что-то не особенно нужное. Они заставляют вас вести себя некоторым образом, который нужен кому-то. Нужно научиться распознавать это, выработать в себе чувствилище, что вами манипулируют, что вы теряете самостоятельность, становитесь пешкой в игре других людей. Это очень важный момент, который сегодня помог бы многим людям сохранить достоинство, а в совокупности сохранить страну. Потому что если слепые ведут слепых, то известно, на какое кладбище в итоге они придут.

Конечно, Интернет сегодня – один из технологических инструментов альтернативы. Он тоже замусорен, там есть свои проблемы – там столько ложной, недостоверной, целевой дезориентирующей информации. Там тоже нужно применять принципы контроля фильтрации, чтобы сохранить свое достоинство и самостоятельность мышления.

Но, тем не менее, это возможность обмениваться мнениями, находить альтернативные источники, которые, по моим критериям, являются удовлетворительными и благотворными. Интернет – очень важная вещь. Я, честно говоря, призвал бы многих пользователей Интернета делать это с прицелом на то, что источники информации должны быть похожи на роднички, чтобы подойти и напиться. А не так, чтобы напиться этой информации, а потом с утра голова болит – что же мы наделали в очередной раз со своей страной.

Источник: газета Новый День


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1170
4182
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика