Дееспособность государства. Три фактора

Дееспособность государства. Три фактора Автор: Анатолий Несмиян — замечательный публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике.

Я писал, что вскоре опубликую отрывки из книги, которые касаются ополчения. Фактически она уже закончена, сейчас приходится подгонять под объем — слишком много получается. Поэтому неясно, что войдет в окончательный вариант.

Небольшое вступление к этой части книги:

"...В своем блоге я часто жестко высказываюсь относительно политики России и ее руководства на Донбассе. Фактическое предательство русских людей вне зависимости от причин, по которым оно было совершено, уже привело во многом к необратимым последствиям — под заклинания о стремлении сохранить единую Украину она почти обречена как единое государство. Формально Украина может оставаться единой — но на практике такое единство будет мало чем отличаться от ливийского, где территории контролируются разными вооруженными группировками. Но и альтернативная такой «ливийской» единая Украина станет чрезвычайно опасным соседом для всех, так как нацизм — а именно его строят в сегодняшней Украине — будет вынужден в силу объективных внутренних причин проводить экспансионистскую политику, и опять же — это становится угрозой в первую очередь для России.

При этом предательство русских на Юго-Востоке однозначно приведет (да во многом уже привело) к тому, что и Юго-Восток станет враждебным для нас регионом Украины. Никакими геополитическими расчетами окончательную утрату Украины для России не оправдать, и украинская катастрофа — во многом плод бездарной и беспринципной политики Кремля и высшего российского руководства.

Даже экстремальный вариант раздела Украины на зоны влияния и уж тем более вариант ее фактического территориального раздела опять же нельзя считать вменяемым результатом для России, так как повторит ситуацию 1939 года, когда поражение и распад Польши привел к прямому соприкосновению Германии и СССР и сделал возможным ее внезапное нападение на нас 22 июня 1941 года. Вот только Россия — не СССР, а объединенный под США Запад — не Германия Гитлера. Да сегодня и не 41 год. Уже поэтому никакие сценарии Второй мировой войны нельзя будет брать за основу в случае вооруженного столкновения с НАТО, если оно произойдет.

Тем не менее, у книги иная цель и задача. Отложив в сторону российскую политику и приняв за данность уже совершенное предательство, я бы хотел задаться вопросом: а была ли возможность у восстания на Донбассе получить иное развитие? Есть ли хотя бы одна стратегия за восставших, которая могла привести к менее трагическому результату? И главный вопрос — а есть ли еще шанс на такой результат?

Безусловно, я буду вынужден периодически касаться темы российской политики применительно к донбасскому восстанию, однако повторюсь — в данном случае она во многом будет идти неким «фоном» и приниматься как есть — «ас ис».

Данностью на сегодняшний момент является полное совпадение интересов двух олигархических режимов Москвы и Киева в вопросе отношения к восстанию на Донбассе. Дерипаски, Абрамовичи, Миллеры, Медведевы и Путины в этом отношении абсолютно тождественны Парубиям, Коломойским, Ахметовым и Порошенко — они бесконечно враждебны своим народам и проводят политику, направленную против интересов наших народов. Даже геополитическая катастрофа, которую несет практически любой сценарий будущего Украины для России, неспособна преодолеть ненависть олигархов к восставшему народу, и поэтому на данный момент полагаю, что считать Кремль даже потенциальным союзником восстания совершенно непродуктивно. Тот факт, что Россия оказывает помощь территориям Донецкой и Луганской области, а главное — как она им ее оказывает — говорит лишь о том, что Кремль использует восставших в своих целях — во внутриолигархической клановой борьбе, при этом жесточайшим образом пресекая любые проявления и попытки развернуть борьбу восставших за иные, чем олигархические, интересы.

*

ПРЕДЫСТОРИЯ КОНФЛИКТА

Нет смысла здесь рассматривать весь спектр вопросов, связанных с политикой Украины, которые и привели в конечном итоге к ее краху и гражданской войне. Это тема многих отдельных исследований, причем тема крайне дискуссионная. Я лишь вернусь к самому началу книги, где писал о буферных территориях, возникающих между создающимися кластерами-региональными рынками, как альтернативе попавшему в неустранимый системный кризис глобальному миру.

Украина являет собой характерный пример такой буферной территории. Находясь в составе СССР и будучи включенной в общий народохозяйственный комплекс, она развивалась как неотъемлемая его часть, однако после приобретения независимости в результате развала Советского Союза, неизбежно была вынуждена решать проблему объективного тяготения и к Европе, и к России одновременно.

Эта «раздвоенность» создала серьезное внутреннее напряжение, однако диалектически слабость Украины, как буферной территории, можно при внятной и грамотной государственной политике, превратить в ее сильную сторону и скомпенсировать внутренние проблемы внешними выгодами.

Занимая промежуточное положение между Россией и Европой, Украина обладает уникальным транзитным коридором, который может обеспечить взаимный интерес разных частей Украины в едином пространстве для извлечения общей выгоды от столь благоприятного географического расположения. Однако повторюсь — необходимым условием для этого является вменяемая политика государства, а значит, и его дееспособность. Возвращусь еще раз к предыдущей части. На примере ИГИЛ и Саудовской Аравии было показано, что дееспособность государства определяется наличием трех ключевых факторов: конструктивной объединяющей идеологии, самодостаточной экономики и организационно-управленческого ресурса. Отсутствие либо рахитичность хотя бы одного из этих факторов резко снижает устойчивость государства и в конечном итоге существенно влияет на его дееспособность.

Украина, получив независимость, прошла в своем развитии практически те же стадии, что и Россия — государственное строительство свелось к созданию антинародного олигархического режима. Интересы компрадорской буржуазии, срощенной с коррумпированным насквозь управленческим аппаратом носили прямо противоположный государственным интересам характер.

По сути, живя ровно в тех же условиях, что и украинцы, мы можем видеть последствия такой политики на собственном примере: управление страной стремительно деградировало. Друзья и соратники первого лица оказались назначенными миллиардерами, причем мастерство и таланты предпринимателей они способны демонстрировать исключительно при условиях тотальной безответственности и полной поддержки государства. Вне этих условий они внезапно оказываются бездарными и неспособными ни к чему. Прекрасный пример — супруга экс-мэра Москвы Елена Батурина, входившая в список Форбс и подобострастно называемая первой бизнес-леди страны, после отлучения мужа от власти стремительно теряет свое состояние, уменьшив его за последние 4 года в три раза. По сути — просто спуская его на различные бизнес-проекты, которые теперь реализуются совсем не в тепличной обстановке, и вот в ней-то бизнес-леди совершенно не демонстрирует проявляемых ранее качеств.

Та же ситуация и с крупнейшей газовой корпорацией России «Газпромом». За последние 5 лет ее капитализация рухнула с 350 млрд долларов до 50 млрд (в 7 раз!), все направления деятельности оказались проваленными. Европейское направление — провал. Украина — провал. Заявленная экспансия на рынок США и освоение Штокмановского месторождения для этих целей — провал (причем именно под Штокман экс-президент Медведев фактически даром сдал Норвегии спорную акваторию Баренцева моря). Даже широко разрекламированный китайский проект вызывает серьезные сомнения, так как с коммерческой точки зрения он стал выгодным лишь после того, как государство отказалось от части налогообложения этого проекта. То есть — выгодным он стал лишь при условии невыгодности его для государства и бюджета. Запущенный вместо «Южного потока» проект «Потока турецкого» пока находится в зачаточном состоянии, а учитывая вынужденность и стремительность принятия решения по смене направлений, степень его проработанности выглядит крайне сомнительной, причем он никак не снимает главной проблемы — противоречий с Евросоюзом, которые и привели к краху «Южного потока».

Очевидно, что столь катастрофические провалы и просчеты в любой другой ситуации стали бы основанием для кадровых решений в отношении бездарного руководства компании (а с учетом геополитических провальных решений по Баренцеву морю — и уголовного преследования всех причастных к этой безумной афере), однако единственное, на чем отразились результаты деятельности — так это на неимоверно выросших зарплатах топ-менеджеров. Ситуация дошла до совершенно неприличной, когда даже президент неспособен вынудить своих «карманных» олигархов обнародовать суммы зарплат и вынужден изобретать сложные объяснения для того, чтобы как-то скрыть тот факт, что в отношении этих людей не действуют принятые для всех остальных нормы и правила.

[Ну вот буквально только что попалась на глаза заметка со ссылкой на ТАСС:

«Газпром» выступает за разморозку тарифов на газ, это необходимо для строительства газопровода «Сила Сибири». Об этом на пресс-конференции сказал начальник финансово-экономического департамента «Газпрома» Андрей Круглов.

"Мы считаем, что разморозка может быть одной из мер господдержки для строительства «Силы Сибири», цитирует Круглова ИТАР-ТАСС.

Начальник департамента добавил, что для реализации этого проекта нужны рост тарифов и налоговые льготы.

Начальник департамента экономической экспертизы и ценообразования «Газпрома» Елена Карпель в свою очередь сказала, что холдинг предлагает рост тарифов на газ в 2015 году на 2% плюс к инфляции, в 2016 году на 3% и далее на 4% в год.

Вот, собственно, и ключевой признак эффективности невозможность без грабежа потребителя реализовать столь "выгодный" проект]

Можно приводить и иные примеры, но не вижу смысла — мы живем здесь, и все они у нас перед глазами. Эти примеры даны лишь для того, чтобы ситуация на Украине стала более понятной — она ничуть не лучше нашей. Такие же коррупционеры и безответственные и неподконтрольные никому олигархи и высшие чиновники используют доставшееся им непонятным путем положение и богатство в личных целях, при этом интересы государства и народа игнорируются. Существенным отличием Украины от России является ее меньшая ресурсная обеспеченность, в силу чего деградация экономики шла более быстрыми темпами. Кризис окончательно подкосил экономику Украины и поставил ее на грань олигархических войн, когда сжавшийся национальный продукт не мог обеспечить прежний уровень и динамику грабежа.

Остался последний путь — отъема активов у конкурентов. Это и наблюдалось в последне годы на Украине — волна рейдерских захватов захлестнула страну. «Революционеры» Майдана обвиняют в них клан Януковича, чем пытаются оправдать необходимость государственного переворота, как следствие справедливого возмущения широких народных масс. Однако это либо непонимание, либо сознательный увод от проблемы: любой президент на месте Януковича в подобных обстоятельствах был бы вынужден использовать свой административный ресурс в деле грабежа и страны, и конкурирующих кланов.

Сказанное говорит о том, что экономическая деградация Украины к началу событий конца 2013 года стала носить всеобъемлющий характер. Организационная и управленческая структура страны также деградировали, причем этому способствовала специфика Украины, как страны с крайне небольшим опытом государственного строительства. Исторически Украина практически всегда была частью каких-то более крупных территориальных и государственных образований, поэтому украинская управляющая элита попросту не обладала традицией самостоятельного существования и управления страной. Это привело к тому, что российский сценарий приведения олигархов к каким-то границам и нормам был на Украине практически нереализуем — построить «вертикаль управления» как систему балансов интересов различных бандитских кланов, оказалось невозможным. В силу этого обстоятельства олигархи Украины всегда были менее управляемы и не слишком склонны к соблюдению хоть какой-то этики.

Наконец, третье ключевое условие существование государства — идеология — тоже так и не была найдена на Украине. Точнее, она существовала, но исключительно деструктивная в своей основе. Многие исследователи, говоря об украинской идеологии, указывали на ее характерную негативистскую особенность: она носила подчеркнуто антисоветский, а затем и антироссийский характер, однако никакой конструктивной основы в себе не несла. Украинство в рамках этой идеологии всегда выступало антитезой некой «русскости», причем понятие «русскости» было широко и безбрежно, что позволяло трактовать его в любом направлении.

Во многом это напоминает идеологию «Аль-Кайеды» по своей сути: ее идеологическая конструкция тоже основана исключительно на «борьбе против». В отсутствие конкурирующей идеологии она была в положении рака на безрыбье, однако откровенно деструктивный характер ее не позволял расширять социальную базу и не нёс никаких созидающих начал. В итоге «Аль-Кайеда» быстро столкнулась с пределом роста, недостаточным для достижения заявленных целей, и превратилась в маргинальное террористическое течение, не имеющее никаких исторических перспектив. Появление ИГИЛ с более конструктивными идеологемами построения государства, четко адресованными конкретной социальной аудитории, немедленно (за считанные годы) привело к перетягиванию социальной базы «Аль-Кайеды» к ИГИЛ и внезапному взрывному росту его популярности среди масс.

Подытоживая сказанное, можно констатировать, что украинский проект, созданный с момента обретения независимости, подошел к концу. Полная деградация основных условий дееспособности государства привела к тому, что государство Украина прекратило свое существование «по факту». Государственный переворот 2014 года стал ее финальным аккордом, и с этого момента начался иной этап, а возможно, и принципиально иной проект новой Украины, и говоря по правде, проект чрезвычайно опасный для окружающих, и для России в первую очередь. Крах прежней Украины объективно привел к запуску сценария по построению квазинацистского государства, которое готово разрешить сложившиеся к сегодняшнему дню противоречия через войну — вначале внутреннюю, а затем неизбежно и внешнюю.

К ведению обычной политики развития страны через рост производства и экономики она уже неспособна, единственный шанс на выживание заключается в военной победе, которая и должна дать новые ресурсы, взамен проеденных ранее олигархами.

Нам, живущим в России, события на Украине должны показывать, к чему идет наш собственный режим, который является почти зеркальным отражением украинского. Россию пока спасает накопленная в тучные годы «подушка безопасности», однако учитывая, с какой скоростью компрадорское правительство Медведева раздает ее по олигархическим кланам под вывеской «антикризисного плана», можно с уверенностью предполагать, что максимум к следующему году она будет проедена и мы вплотную подойдем к той же самой стадии олигархических войн, что и Украина. Все остальные признаки устойчивости государства в России также стремительно деградируют.

Отсутствие государственной идеологии и создание вместо нее политтехнологических симулякров оставляет на плаву единственную идеологию — неолиберализм, который не озвучивается прямо ввиду своей откровенно бесчеловечной этики, однако по факту именно он является основой, определяющей деятельность властной и управляющей элиты. Неолиберализм глубоко антагонистичен сущности русской цивилизации и поэтому полагать его конструктивной идеологией для нас крайне неразумно: его предназначение — прикрыть колониальный характер российской администрации лозунгами о правах человека, свободах и прочих общечеловеческих ценностях.

Ничем от пресловутого «украинства» с точки зрения развития государства неолиберализм не отличается и не может отличаться: его задача не состоит в созидании, это лишь один из способов внешнего управления подмандатной территорией, что бы вслух туземной администрацией не заявлялось.

С остальными признаками дееспособности государства в России тоже неважно, и пока относительная устойчивость страны обеспечивается отсутствием внутриэлитной войны. После доедания накопленных запасов ее запуск становится неизбежным, вопрос лишь в формах и методах. 

Источник: 1, 2


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
864
3054
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика