Два месяца операции России в Сирии: все нормально — падаем

Два месяца операции России в Сирии: все нормально — падаем

Анатолий Евгеньевич Несмиян — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике

30 ноября будет два месяца, как началась операция России в Сирии. Началась она, конечно же, гораздо раньше — включая и наземные действия «добровольцев», но раз в телевизоре сказали 30 сентября, значит, будем считать два месяца. Кто мы и кто такой телевизор!

Несмотря на величественные заявления, что мы зашли буквально на пару минут, немножко поможем и пойдем дальше, реальность, конечно, уже давно выбилась за пределы этого обещания. Ну, собственно, начавшись со вранья, она и не могла быть какой-то иной.

Во всех сводках нашим противником является ИГИЛ, а главной политической целью России в этой маленькой и победоносной является вразумление неразумных «умеренных» оппозиционеров, не понимающих своего счастья и не желающих садиться за стол переговоров с правительством. Правда, при этом Россия упорно называет этих самых «оппозиционеров» именем их злейшего врага ИГИЛ и вразумляет ударами с воздуха. Как в таких условиях понять, что именно от тебя хотят — неясно. «Да как же тебя понять, боярин, коли ты ничего не говоришь!»

Естественно, что Москва в очередной раз с трудом, но нашла каких-то петрушек, которых выдала за оппозицию, но реальные боевики высказались в их отношении и отношении инициатив Кремля в стиле: «Я твой дом труба шатал», на чем тема переговоров с этой публикой из парижской подворотни тихо куда-то съехала.

Только через месяц операции генералы начали немного различать, кого именно они бомбят, но при любой неясной ситуации все равно отчитываются ударами по ИГИЛ. То, что ИГИЛ даже на их картах в паре-тройке локтей от точек ударов, их совершенно не беспокоит. Война за все это время так и не приобрела хоть какую-то внятную цель: российское руководство ее упорно не озвучивает, что вызвает подозрения относительно ее наличия вообще. Если целью является сохранение режима Асада (что, в сущности, было бы логично, хотя и невероятно поздно), то заявления первых лиц о том, что мы за него не держимся и нам вообще без разницы, кто там будет сидеть в Дамаске, выглядят слегка шизофренично.

Лозунг «Мы за единую Сирию», который усиленно продвигается в качестве обоснования «понуждения к переговорам», в реальности сегодня совершенно неактуален — в Сирии уже не осталось ни одной политической силы, которая заинтересована в этой самой единой Сирии. Власти в Дамаске, конечно, публично продолжают излучать уверенность в том, что в светлом будущем все вернется в 11 год, но похоже, что сами в это давно не верят.

В общем, столь безбрежное толкование гениальных замыслов не поддавалось никакому осмыслению, и партнеры, отчаявшись понять, чего же хочет от них Кремль, взорвали наш самолет на Синае. Российская власть повела себя строго по методичке — сразу спряталась в кусты, откуда невнятно что-то бормотала. Первое лицо не рискнуло даже приехать в свой родной город и поставить свечку на Дворцовой вместе с горожанами, а скороговоркой выразило соболезнование какому-то министру в разделе повестки разговора «Разное». Раз первое лицо не сочло, то со вторых вообще спроса нет — в итоге петербуржцы обошлись без руководящих соболезнований. В общем, ничего нового — все как всегда.

Правда, после Парижа руководство встрепенулось, опубликовало давно известную информацию о теракте и объявило операцию «Мстя», но бомбить стало не синайских террористов, а почему-то сирийских. И опять — в основном не ИГИЛ, а все тех же «ребелов».

Естественно, что у партнеров окончательно сорвало все стоп-краны в искрящих мозгах, и они были вынуждены сбивать уже военный самолет России — другого варианта сообщить, что они уже вообще ничего не понимают, не осталось. Чем немедленно предоставили Кремлю прекрасную площадку для проведения своей излюбленной тактики прикрытия одного поражения новой авантюрой. Теперь общественность и телевизор требует чесать наши «Искандеры» в направлении Турции, в Гугле лихорадочно ищется список обид от клятых османов, в общем, кипит извилина возмущенная.

Если бы не киевские партнеры, совсем некстати потушившие свет в Крыму, все было бы совсем прекрасно. Цели достигнуты — уже никто не помнит, что мы забыли в Сирии, пассажирский самолет забыт, про Донбасс никто не вспоминает, дальнобойщиков с их нелепыми требованиями загоняют под печку со словами «Не время теперь, война на пороге, а вы тут со своей фигней. Сплотимся вокруг главнокомандующего и сына друга его Ротенберга».

В целом, по итогам двух месяцев авантюрка, конечно, удалась. А то ли еще будет.

Источник 


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Сирийский «блицкриг» и афганские грабли

Россия-Сирия и постсоветское пространство

Разногласия «партнеров» по Сирии

Спишет ли война все, и внешнеполитические, и внутренние неудачи власти?

Два ответа (Сирия и Украина)

Политика Кремля в Сирии: цели и задачи

Какую идею несет в Сирию и на Ближний Восток Россия?

После минских надо ждать дамасских соглашений

Откуда у парня сирийская грусть?



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2035
6024
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика