Масимов преемник Назарбаева?

Масимов преемник Назарбаева?

Эксперт Центра Игорь Путинцев


2 апреля 2014 г. президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил кандидатуру Карима Масимова на должность премьер-министра. Что означает назначение Масимова с точки зрения российских интересов?

Назначение Масимова представляет интерес по многим причинам. Во-первых, Масимов является первым политическим «тяжеловесом» на премьерском посту: на момент назначения он входил в узкий круг наиболее влиятельных руководителей из окружения президента. Проводя параллели с российской политикой, можно сказать, что Карим Масимов по объёму своего политического влияния и авторитета больше похож на Сергея Шойгу в 2014 г., чем на Михаила Фрадкова в 2004 г. или Виктора Зубкова в 2007 г.

Во-вторых, Масимов обладает уникальной для казахского политика биографией. В руководстве Казахстана распространены кадровые перестановки «по горизонтали»: наиболее влиятельные политики работают в качестве глав наиболее крупных ведомств или регионов, постоянно сменяя друг друга. Занятие высших должностей (кроме президентской) допускается лишь как переходный этап в череде этих перемещений «по горизонтали». Примерами могут служить биографии таких влиятельных политиков, как главы комитета нацбезопасности Нуртая Абыкаева, госсекретаря Адильбека Джаксыбекова, акима Астаны Имангали Тасмагамбетова, посла в России Марата Тажина и др.

Поступательный карьерный рост Масимова на этом фоне является из ряда вон выходящим фактом. В 2007 г. Масимов занял должность премьера в первый раз, в 2012 г. стал главой администрации президента (эта должность в Казахстане считается, как минимум, не менее влиятельной, чем премьерский пост), а в 2014 г. вновь возглавил правительство.

Таким образом, уже более семи лет Масимов занимает высшие должности в государстве, став первым политиком, которому президент Назарбаев дважды доверил возглавлять правительство. Ни одна из этих карьерных перестановок не воспринималась как понижение Масимова и не вела к ограничению его политического влияния.

В-третьих, повторное назначение Масимова на пост премьера неизбежно провоцирует появление слухов о том, что именно он может стать преемником Назарбаева в случае наступления непредвиденных обстоятельств. Конечно, президент Казахстана вряд ли принял окончательное решение по этому вопросу, но в очередной раз показал своё особое отношение к Масимову. Назарбаев, никогда не позволявший никому претендовать на положение «человека номер два» в политической элите, сейчас допустил существенное возвышение одного из своих соратников.

Какие последствия это может иметь для России?

Казахстан – союзник России, дружественное государство, член Таможенного союза и ОДКБ, один из важнейших стратегических партнёров Москвы. До четверти населения Казахстана (24 %) составляют русские – почти 4 млн. чел., а русский язык имеет официальный статус. Наиболее протяжённый участок российской границы приходится на границу с Казахстаном (7,5 тыс. км). На территории Казахстана Россия арендует космодром Байконур, лидирующий в мире по количеству ракетных пусков. Углубление экономической интеграции, укрепление военно-политического союза с Казахстаном входит в число коренных интересов России.

Президент Назарбаев с 1990-х гг. проводит взвешенную, хорошо продуманную политику. Для Астаны особые отношения с Москвой являются фактором укрепления положения Казахстана в мире.

Казахстан находится в непростом стратегическом окружении, сталкиваясь с непредсказуемой политикой Запада по отношению к внутриполитическим процессам в странах Центральной Азии, стремительным ростом экономического влияния Китая и бурными демографическими процессами в соседнем Узбекистане. В отличие от властей Узбекистана, Грузии и Украины, Казахстан никогда не делал «резких движений» – попыток развивать отношения с каким-либо из центров силы в ущерб отношениям с другими центрами. При этом ещё с первой половины 1990-х гг. власти Казахстана активно продвигали идею евразийской интеграции как основу своей внешнеполитической идеологии.

В современных условиях Казахстан наращивает экономическое сотрудничество с Россией, с осторожностью рассматривая перспективы политической интеграции. Казахстан не стремится «форсировать» интеграцию с Россией и Белоруссией, но и не ставит под вопрос необходимость развития евразийской интеграции на равноправной, прагматической основе. При этом Нурсултан Назарбаев стремится к тому, чтобы в процессе евразийской интеграции не пострадали отношения с другими центрами силы и не была нарушена внутриполитическая стабильность.

Причина поэтапного сближения Казахстана с Россией – не в личных симпатиях Назарбаева, а в наличии объективных условий, благоприятствующих этому процессу. Россия заинтересована в том, чтобы существующее восприятие этих условий в политической элите Казахстана сохранилось в долгосрочной перспективе. Практически нет сомнений, что настолько авторитетный и опытный политик, как Назарбаев, будет продолжать магистральную линию своей внешней политики. Но перспектива смены власти в Казахстане (вне зависимости от того, когда она случится) представляет собой потенциальный вызов как сохранению внешнеполитического курса Казахстана, так и внутриполитической стабильности в стране. Нельзя исключать попыток активизации отдельных элитных группировок, которые могут использовать во внутриполитической борьбе апелляцию к этнонационалистическим настроениям.

У сильных правителей часто бывают слабые преемники: как правило, лидер страны не допускает длительного возвышения какого-либо из своих соратников. С учётом этого, назначение Масимова премьером может служить сигналом о том, что президент Казахстана задумывается над этой проблемой и заинтересован в том, чтобы укрепить позиции сильных политиков в своём окружении. Конечно, это не означает того, что Назарбаев сделал окончательный выбор – но в любом случае, произошло существенное изменение расклада сил в политической элите.

Масимов имеет обширные связи и в Москве, и в Пекине, и в западных столицах – нет оснований полагать, что его подход к внешней политике отличается от взглядов Назарбаева. Появление политического «тяжеловеса» на премьерском посту не ослабляет позиций Назарбаева, а придаёт дополнительную устойчивость политической системе Казахстана. Россия в этом заинтересована – не в конкретных кадровых назначениях, а в сохранении внутриполитической стабильности в Казахстане. И в этом отношении назначение Масимова – благоприятная новость для Москвы. Это особенно заметно на фоне непредсказуемой ситуации в Узбекистане, где раскол в семье президента Ислама Каримова обострил донельзя т.н. «проблему престолонаследия». То, что в Казахстане не возникает аналогичной ситуации – это большое благо и для Астаны, и для Москвы.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
3351
11797
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика