Национально-культурные риски России

Национально-культурные риски России

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.с.н Надежда Хвыля-Олинтер

Национальная статистическая служба Великобритании проанализировала данные последней переписи британского населения в части динамики распространения религий и возрастного состава представителей исламской конфессии. [1] Основные выводы были сделаны такие: за прошедшие десять лет численность британских мусульман возросла в два раза. Средний возраст мусульманина, проживающего в Великобритании, составил 26 лет. А средний возраст людей, которые ходят в места религиозных поклонений, в целом по стране растет. [2] В тоже время численность последователей христианства падает – например, англиканская церковь (официальная религия этой страны) потеряла с момента прошлой переписи, проведенной в 2011 году, больше четырех миллионов активных последователей.

Прогноз Национальной статистической службы заключался в том, что при сохранении подобной динамики, еще через десять лет наиболее распространенной религией в Великобритании станет ислам.

Почему эти данные могут быть интересны и важны для нашей страны? Потому, процессы, происходящие в других странах, можно экстраполировать на Россию и таким способом оценить риски, с которыми рано или поздно нам придется столкнуться. И проблема даже не в распространении ислама, а в кризисе русского населения, в необходимости сохранить русско-православную основу России.

Каковы предпосылки беспокойства?

Во-первых, вымирание этнически русского населения. К слову сказать, даже в действующей Конституции РФ слово «русский» встречается только единожды и только относительно русского языка. Анализ рождаемости в регионах, с различной долей русского населения показал, что прирост фиксируется, прежде всего, в регионах с низкой долей русского населения (Дагестан, Чеченская Республика, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Татарстан и др.). Убывает численность людей, проживающих в традиционно русских регионах – Нижегородской области, Тульской, Воронежской, Ленинградской, Ростовской и т.д. [3] В этот перечень намеренно не включены Москва и Московская область, как регионы со специфическими демографическими особенностями.

Данные, полученные в ходе Международного проекта Generations and Gender Project (GGP), показали, что самый высокий уровень рождаемости фиксируется в этнических группах, которые исповедуют ислам. В других религиозных общностях рождаемость находится примерно на одинаково низком уровне. Причем статистически значимая разница между женщинами религиозными, но не исповедующими ислам, и неверующими женщинами отсутствует.

Во-вторых, отсутствие продуманной демографической политики. Попытка объяснить демографический кризис материальными факторами многими учеными доказана несостоятельной - доказано, что значимой корреляции между рождаемостью и материальными факторами нет. Однако акцент, по-прежнему, делается на материальных мерах стимулирования рождаемости. В определенной степени такие меры тоже работают, но главное игнорируется. Без понимания своей роли в государстве, без глубокого ощущения своей идентичности, без осознания преемственности культуры и традиций, население утрачивает пассионарность, дающую, в том числе, стимул к воспроизводству.

В-третьих, неконтролируемая миграционная политика. Основной поток мигрантов по официальным данным направлен в Россию из стран с постсоветского пространства. Причем в основном приезжают из стран, в которых доминирующей религией является ислам.

Рис. Численность мигрантов, приехавших в Россию в 2012 году. [4]

Численность приезжих, придерживающихся мусульманских традиций, почти в два раза превышает численность приезжих из христианских стран. В этой связи тезис Концепции государственной миграционной политики РФ о том, что «Переселение мигрантов на постоянное место жительства в Российскую Федерацию становится одним из источников увеличения численности населения страны в целом и ее регионов…» [5] становится с одной стороны очевидным, но с другой – вызывающим сомнения в том, что ее авторы осознают риски, связанные с такой миграцией.

Если такая динамика сохранится, и политика государства в отношении титульной нации не поменяется, например, не появится конституционное закрепление статуса русских, имеющее следующий вид: «Народ России един и формируется на основе русского народа и всех братских российских народов», не станет государство гарантией сохранения русской идентичности, тогда культурно-национальная структура страны изменится до неузнаваемости, а российская государственность постепенно исчезнет.



[1] http://rt-russian.livejournal.com/3866576.html

[2] ОтчетНациональной статистической службы «Социальные тенденции»См.: file:///C:/Users/%D0%90%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80/Downloads/social_trends_37_tcm77-148511.pdf

[3] См. подробно: https://rusrand.ru/forecast/demograficheskaja-situatsija-v-rossii

[4] данные Росстата, см. http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/#

[5] http://www.kremlin.ru/news/15635


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1281
4524
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика