Наверху спорят - экономика падает

Наверху спорят - экономика падает

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Людмила Кравченко

Деятельность экономического блока Правительства давно вызывает вопросы у экспертов. Информация о том, что часть средств Пенсионного фонда России была направлена на принятие антикризисных мер в Крыму, и вовсе заставила задуматься о правомерности деятельности блока, о наличии ответственности и долгосрочной продуманной программы.

Средства пенсионных накоплений за 2014 год были «заморожены» на период акционирования негосударственных пенсионных фондов (НПФ). Они были направлены на принятие антикризисных мер в Крыму, а также на поддержание программы социально-экономического развития Крыма и Севастополя. Возвращать их Минфин отказался, сославшись на то, что источников для этого нет, хотя Минэкономразвития говорил о необходимости их возврата.

Из этого следуют закономерные выводы:

Во-первых, это характерный эпизод произвола в деятельности финансового блока и в финансовом секторе. Почему средства тратятся не по назначению? На основе каких правовых актов допускается подобное перераспределение средств? Напомню, что Пенсионный фонд относится к внебюджетной сфере, соответственно недопустимо перераспределение этих средств на нужды бюджета. Другие примеры подобного произвола – это вклад миллиардов долларов в гособлигации США, наименее доходные вложения. Страна фактически замораживает эти средства в ущерб национальным интересам, при этом стимулирует развитие экономики Штатов. Парадоксально, что Россия на внешнем рынке заимствует $7 млрд, в то время как вкладывает в гособлигации США $116 млрд. Или, к примеру, выкуп евробондов Украины на $3 млрд и спешное изменение под это положения о Фонде национального Благосостояния, когда сначала было объявлено о покупке евробондов, а затем был подписан указ, по которому средства из ФНБ оказалось уже можно вкладывать в рисковые ценные бумаги.

Иной примере – это предложения Минфина по сокращению ряда госрасходов с ранее утвержденных на 2015 год, при этом в этом же году предусмотрено пополнение Резервного фонда на сумму 432 млрд руб, сокращение бюджетного дефицита с ранее запланированного 1% до 0,4%, то есть в условиях, когда у страны есть средства, мы консервируем их в фондах и продолжаем сокращать госрасходы.

Напомним, что согласно трехлетнему плану предусмотрено ежегодное сокращение госрасходов, новое предложение предполагает увеличение этого сокращения. Россия среди развитых государств остается страной с наименьшей долей государственных расходов к ВВП.

Абсурдным также выглядит и предложение по сокращению экспортных пошлин на нефть при росте НДПИ. Более половины добываемой в стране нефти идет на экспорт. Снижение пошлины, во-первых, стимулирует сырьевую направленность экспорта, во-вторых, дает еще больше преференций нефтяным и газовым компаниям, которые и так выиграли от ослабления курса рубля.

Эти примеры ярко свидетельствуют о феномене «приватизированного государства», когда вся финансовая система обслуживает интересы узкой группы, которая, минуя все законы, может распоряжаться средствами произвольно, ситуативно, исходя из сиюминутной конъюнктуры.

Во-вторых, это яркое свидетельство проблем в бюджетной сфере, когда источников пополнения бюджета практически не осталось. Первым шагом в этом направлении стали предложения по увеличению налоговых поступлений, при этом для нефтяных компаний налоговые режимы не ужесточаются.

Вторым шагом, вероятно, станет очередной виток приватизации.

Так, в конце июня МВФ подготовил доклад, в котором он призывает власти России возродить почти остановившуюся программу приватизации. Наряду с этим он также призвал ограничивать вмешательство государства в экономику. Видимо, этим рекомендациям и следовал Минфин, когда принимал решение о сокращении госрасходов. Сейчас процедура приватизации запущена для такого крупнейшего гиганта как «Почта России».

В-третьих, это очередное доказательство разногласий между финансовым и экономическим блоками Правительства. Опасность этих разногласий состоит в том, что фактически вся экономическая политика осуществляется под контролем и по требованиям Министерства финансов.

Доказательств этому множество. Так, весной 2014 года Минэкономразвития выступал за отмену бюджетного правила. Однако Министерство финансов настаивало на необходимости его сохранения. В итоге бюджетное правило продолжает функционировать.

Минэкономразвития также предлагал увеличить госрасходы на 1% ВВП, однако Минфин заявил, что это не ускорит экономический рост, а ведомство не сможет найти источники дохода для этой инициативы. Источники Минфин в итоге нашел в виде налога с продаж, роста акцизов на дорогие сигареты, акцизов на газ «Голубого потока», увеличения ставки налога на дивиденды физических лиц, однако от увеличения госрасходов по-прежнему отказался.

В отношении Пенсионного фонда Минэкономразвития также выступил за возврат 243 млрд рублей накопительных пенсий в 2014 году тем НПФ, «которые пройдут акционирование и проверку регулятора», на что министр финансов ответил, что «это не просчитанное предложение, которое не обсуждалось».

В конце июня было одобрено решение о том, что Минфин будет самостоятельно вносить прогнозы социально-экономического развития страны без согласования с Минэкономразвития. Хотя А. Силуанов заявил о том, что это решение и носит технический характер, фактически, оно указывает на стремление Минфина занять ведущую роль в экономическом блоке Правительства. Многие эксперты заговорили о том, что это позволит ведомству самостоятельно править социально-экономический прогноз перед внесением его в Правительство без согласования с Минэкономразвития, но Силуанов отверг данные предложения, объяснив эти нововведения необходимостью устранения несогласованности действий ведомств.

В июле Минфин выступил за введение налога с продаж одновременно с НДС (регионы получат право вводить налог с продаж до 3%). Минэкономразвития выступило против данной инициативы, апеллируя к тому, что это приведет к росту потребительских цен и противоречит недавно принятым основным направлениям налоговой политики (ОННП) на период до 2017 года, где было принято решение о не увеличении налоговой нагрузки.

Судя по характеру налога и по субъекту его принятия это нововведение призвано улучшить ситуацию с бюджетным дефицитом большинства регионов, а также проблему чрезмерной задолженности субъектов федерации. Торговля в экономике страны занимает существенное место – ее вклад в ВДС достигает 18,2%.

Если налог будет изыматься с крупных торговых сетей, это одно, но если розничная торговля в лице малого и среднего бизнеса столкнется с увеличением налоговой нагрузки, то здесь в первую очередь пострадает вновь тот самый малый и средний бизнес, на который в январе этого года собирался опираться Д. Медведев, выступая на Гайдаровском форуме.

Однако в любом случае это приведет к тому, что часть этой налоговой нагрузки будет возложена на потребителя, вырастут потребительские цены, а Центральный Банк в такой ситуации решит ужесточить денежное предложение. И в итоге будет запущен очередной механизм сдерживания экономического роста в условиях, когда страна уже столкнулась с рецессией.

В действительности в России повелось, что прогнозы социально-экономического развития не совпадают с результатами, госрасходы ежегодно сокращаются, в то время как, к примеру, отток капитала, по суммарному объему превышающий 10% государственных расходов, сохраняется, продолжается вкладывание миллиардов долларов в низкодоходные государственные облигации США, а финансовые средства «замораживаются» в ЗВР и резервных фондах.

И фактически надеждой в такой ситуации выглядит перспектива принятия пятилетнего плана социально-экономического развития страны. Хочется надеяться, что действительно пятилетние планы установят целевые показатели развития индустриальной отрасли, машиностроения, рынка труда, наукоемких технологий.

У страны накоплен огромный исторический опыт реализации планов развития на пятилетку. Точно определенные показатели, обязательность отчетности о ходе реализации и главное, чего традиционно не хватает в системе органов власти, создание системы ответственности за результат работы, позволят стране последовательно развиваться.

Пока это только декларируемые намерения. Такие же, как были с другими инициативами по созданию собственной платежной системы, введению антиофшорного закона и другие. Идея правильная, но реализация подобных проектов, нацеленных на защиту национальных интересов государства, таинственным образом в итоге происходит с минимальным эффектом для успешности и суверенности страны. В чем же причина? В системе коллективной безответственности? В недостаточном профессионализме назначенцев? В ошибочности их взглядов? В намеренном срыве отдельной группой незаинтересованных в этом лоббистов? Или это просто политика мелких подачек для стабилизации общественных настроений?


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
3633
12062
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика