Волгоградские преподаватели шокированы планами министерства

Волгоградские преподаватели шокированы планами министерства

Приводим актуальный редакционный материал волгоградского ресурса «Блокнот Волгоград», присланный нам читателями

Волгоградские учёные и преподаватели вслед за своими коллегами из других регионов пытаются осознать будущие изменения в сфере образования. Какой будет школа через 15 лет, сегодня представить не сложно.

В начале марта в Москве завершил свою работу форум Агентства стратегических инициатив и Школы управления Сколково. Конференция проходила в рамках международной программы «Глобальное образование будущего — Global Education Future (GEF)». Её участники назвали форум главным событием года в России в сфере образования. Однако событие выпало из пристального внимания СМИ. Почему, не известно. Более того, форум вообще не имел никакой информационной поддержки, он отработал в полностью «закрытом» режиме. И это несмотря на то, что в проекте принимали участие далеко не последние люди в российском министерстве образования и науки.

Global Education Future, как сказано на официальном сайте программы, «это международная платформа сотрудничества, объединяющая лидеров глобального образования, инноваторов, основателей образовательных стартапов, инвесторов в сфере образования, руководителей образовательных учреждений и администраторов национального и наднационального уровней для обсуждения и внедрения необходимых трансформаций традиционных форм образовательных систем в образовательные экосистемы.»

Инновационные тренды GEF, которые обсуждались на форуме в рамках программы «Образование-2030», несут поистине революционные изменения в системе мирового и российского образования. Напомним, что в октябре 2013 года на заседании Государственной Думы Д.В.Ливанов подтвердил участие министерства образования и науки в форсайт-проекте «Образование-2030», наряду с такими организациями, как Ассоциация детских товаров, Московская школа управления Сколково и Агентство стратегических инициатив. На форуме была принята «Карта образования будущего», в которой обозначены образовательные тренды на ближайшие 15 лет, рекомендованные к внедрению, в том числе и в сфере российского образования. Некоторые из них поражают не только рядового учителя или школьного методиста:

— использование в образовании современных лекарств — ноотропных медицинских препаратов и других способов улучшения когнитивных способностей ученика;

— объединение детей и взрослых в игровые сети, достижения и успехи в компьютерных играх становятся элементом образования и предметом оценки способностей;

— учебник перестает быть чем-то статичным. На первом этапе — это живой учебник с постоянно обновляемым и адекватным данному моменту содержанием, на втором — «алмазный букварь»: учебник со встроенным искусственным интеллектом, который является персональным тьютером, отвечающим индивидуальным требованиям учащегося;

— на период после 2019 года инноваторы от образования планируют триггерную точку перехода — к новому типу обучения детей, когда даже электронные учебники детям уже не понадобятся;

— введение программ развивающей беременности, когда ребенок получает навыки и знания еще в утробе;

— обязательная образовательная диспансеризация, то есть регулярная онлайн психофизическая диагностика для подбора индивидуальной образовательной траектории;

— особо перспективные и талантливые ученики будут рассматриваться как объект инвестирования, заодно появится новый финансовый инструмент — «человеческие фьючерсы»;

— использование нанотехнологий для имплантации гаджетов и технических устройств в отдельные части тела человека для повышения его образовательных способностей;

— цифровое моделирование ценностей и морально-этических принципов людей и рациональное конструирование этики на основе виртуальных онлайн игр;

— социальное принудительное перевоспитание в виртуальных симуляторах лиц, совершивших преступление;

— Т9-зация и новые дислексанты, которые исключат необходимость владения навыками письма и точной формулировки мысли вследствие использования рекомендательных систем и систем автоподбора слов.

Многие слова из вышеприведенных формулировок не всем понятны. Но даже если убрать узкоспециальные термины, общее впечатление о будущем образования не меняется.

По мнению кандидата филологических наук, доцента ВолГУ Сергея Калашникова, внедрение таких образовательных стандартов означает превращение образования в бизнес-проект длиной во всю человеческую жизнь, предполагает переформатирование человека в биологического робота с высоко развитыми практическими навыками, запрограммированными кодами поведения, интегрированного с помощью специальных технологий в глобальную электронно-цифровую систему.

«Участие представителей министерства образования и науки в этом проекте, мягко говоря, настораживает, — комментирует «Блокноту Волгоград» волгоградский учёный и преподаватель. — «Система национального образования в России фактически отмирает и в целом идет к тому, что к 2030-ому году планируется искусственно создавать детей с купленным заранее и запатентованным набором генов с талантами и способностями. В этих условиях создание Общества русской словесности — некая адекватная симметричная мера по сохранению русской культуры и традиционной системы образования. И РПЦ, и русская классическая литература выступают здесь главными институтами сохранения национальной идентичности. И если говорить о так обсуждаемой сейчас теме про изъятие трёх рассказов из школьной программы по литературе, то вот это как раз тот широкий контекст, внутри которого, на мой взгляд, и следует рассматривать информационный повод, связанный с произведениями Чехова, Бунина и Куприна. Частное мнение одного из участников комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства еще не является официально признанной позицией Общества русской словесности или всей Русской православной церкви. Зла в нем гораздо меньше, чем в той системе образования, которая нам навязывается министерством, тем более что высказываться это мнение могло в дискуссионном порядке».

В любом случае, вопрос об изменениях в школьной программе по литературе должен рассматриваться в экспертных советах, а утверждаться министерством образования и науки. Не беда, если отдельные рассказы Чехова, Бунина и Куприна будут вынесены на самостоятельное изучение или перенесены из программы девятого класса в программу одиннадцатого. Беда в том, что намеренно раздувается конфронтация между русской литературой и Русской православной церковью по этим вопросам, и эта конфронтация может быть использована в чьих-то третьих интересах — и тогда школьная программа по литературе через 2–3 десятилетия, совершенно незаметно для нас, лишится романов И.Тургенева, Л.Толстого и Ф.Достоевского. Но какое это будет иметь значение, если уже через 10 лет в школах будут сидеть не ученики, а «субъекты» с заранее встроенной системой знаний.

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Россия молодая

За ученого трех неученых дают

Новый учебный год

Наука и образование: экспансия экономизма

Министерство образования и науки — бастионы западничества в России



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
733
2334
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика