Рост социального расслоения в современной России как вызов и Партия нового типа как ответ

Рост социального расслоения в современной России как вызов и Партия нового типа как ответ

Готовится учредительный съезд Партии нового типа — новой социальной сборки по спасению и переустроению нашей Родины на профессиональных, справедливых и праведных началах. Съезд состоится 17 июня 2017 г. в Москве — знакомьтесь, регистрируйтесь, приезжайте, присоединяйтесь к команде.

Но актуален и часто задаваем вопрос, — а КАК Партия нового типа будет врачевать накопившиеся социальные язвы и бедствия? Какие ответы она предложит по расчистке авгиевых конюшен современой либерал-дарвинистской действительности? Открываем цикл публикаций на эту тему.

Начинаем с подхода ПНТ к проблематике катастрофического роста социального неравенства в нынешней России. Публикуем фрагмент главы 1.5 «Социальные трансформации в современной России как вызов и партия нового типа как ответ» из новой монографии коллектива Центра Сулакшина «Партия нового типа. Настольная научно-учебная книга партийного строителя».


Идеологический поворот в сторону либерализма и последовавшие вслед за ним социально-политические и экономические преобразования, проводимые российскими либералами-реформаторами без учета национальной цивилизационной специфики России, привели к коренным структурным изменениям в стратификационной и ценностной структурах российского общества. Анализ произошедших и происходящих в современном российском обществе социальных трансформаций позволяет понять, кто в современной России сможет стать социальным базисом партии нового типа. А специфика социальных трансформаций современного российского общества должна учитываться в процессе формирования политической программы, платформы, устава, организационной структуры и функциональных обязанностей партии нового типа.

Российское общество, как и любое другое, постоянно испытывает влияние экзогенных и эндогенных факторов, способствующих трансформационным процессам в его структуре. С одной стороны, в конце XX в. включение России в глобализационные процессы и ее переход к либеральной модели государственного и общественного устройства сопровождались системным внедрением западных ценностей и моделей социального поведения «человека экономического», лежащих в основе западного индивидуализма. С другой — воспроизводятся цивилизационно обусловленные нормативные модели поведения, основой которых являются коллективизм, политический конформизм, патернализм.

В истории России есть примеры того, что запрос на формирование партии нового типа, которая смогла бы определить новый вектор развития, направить по нему социум и в итоге привести к новой модели общественного устройства, может возникнуть довольно неожиданно и быстро. В частности, так произошло с революционной политической партией В.И.Ленина, сумевшей «ухватить» суть происходящих в начале XX века в России социальных трансформаций, связанных с образованием рабочего класса. Именно этот слой общества стал социальным базисом, на который ориентировалась и интересы которого отстаивала Коммунистическая партия. Социальной трансформации подвергаются стратификационная и ценностная структуры общества, кроме того, с точки зрения партийного строительства, важны изменения, происходящие в сфере политического поведения населения и социальных ожиданий. Если говорить о стратификационной структуре российского общества, то основным итогом либеральной политики стала сильнейшая социальная поляризация и практическое отсутствие основы любого стабильно развивающегося общества — среднего класса.

Об этом свидетельствуют различные социологические исследования, проведенные как в 90-х годах XX века, так и в настоящее время. В современной России реальный статус в обществе напрямую зависит от уровня материального благосостояния [125]. И чем он выше, тем, как правило, теснее человек связан с властными структурами и ангажирован ими, являясь частью кланоподобного провластного образования.

Определяющую роль материального благосостояния в стратификационной структуре российского социума отражают результаты опроса, проведенного Институтом социологии РАН в 2015 году. Россияне в ряду наиболее острых противоречий на первое место ставят дистанцию между богатыми и бедными. А на то, что власть и деньги в современной России становятся почти синонимами, указывает вторая позиция в данном рейтинге — противоречия между властью и народом (рис. 1.5.1).

Рис. 1.5.1. Основные противоречия в российском обществе по оценкам населения (в %, по данным Института социологии РАН)

Исследования Института социологии РАН, под руководством Н. Е. Тихоновой, позволили следующим образом стратифицировать российское общество по уровню дохода с разницей в десятилетие [126] (рис. 1.5.2).

Рис. 1.5.2. Социальная стратификация российского общества по уровню дохода в 2003 и 2013 году (по данным ИС РАН)

Выросла доля высокообеспеченных россиян (с 2 до 3%), то же самое произошло с когортой малообеспеченных (с 42 до 48%). Реальные масштабы бедности в России, согласно исследованию, таковы, что это больше половины взрослого населения страны. Такая ситуация явно контрастирует с пропагандой ценностей потребления и создает дополнительный фронт напряжения в беднейших стратах. Причем если раньше основной причиной бедности были, по мнению респондентов, невыплаты зарплат на предприятиях, то теперь — длительная безработица [127], что указывает уже не на временные и преходящие проблемы, а на глубокий системный кризис.

Об уровне социальной поляризации российского общества свидетельствуют статистические данные. Коэффициент фондов в России за десять лет не опускался ниже 13, а в 2015 году имел значение 15,7 (рис. 1.5.3 [128]).

Рис. 1.5.3. Динамика коэффициента фондов в России (по данным Росстата)

Это означает, что уровень денежных доходов богатого населения в России почти в 16 раз превышает уровень доходов бедного населения. Для сравнения, подобный разрыв в Дании, Финляндии, Швеции является трех-четырехкратным. В Германии, Австрии и Франции — пяти- семикратным.

Еще один важный показатель степени социального расслоения — Коэффициент Джини — статистический и макроэкономический показатель, характеризующий дифференциацию денежных доходов населения в виде степени отклонения фактического распределения доходов от абсолютно равного их распределения между жителями страны. Он изменяется от 0 до 1, и чем ближе его значение к нулю, тем более равномерно распределены доходы. Коэффициент Джини в России достиг пика в 2007 году, когда составил 0,422, по состоянию на 2015 год его значение было 0,413. За годы либерального правления, годы нахождения у власти действующей правящей партии ситуация не только не улучшилась, но изменилась к худшему.

По данным Росстата в первом полугодии 2015 года 21,7 млн россиян (15,1%, или каждый седьмой россиянин) имели доходы ниже прожиточного минимума 129. За год, т.е. со второго квартала 2014 года, число людей, находящихся за чертой бедности, возросло на 15,5%.

Это официальные данные, но Институт социологии РАН получил иные результаты — 25% населения России относятся к «бедным» (лица с доходами ниже прожиточного минимума)[130]. Кроме того, 7% населения России имеют доходы, превышающие величину прожиточного минимума лишь на 10%. Эту категорию граждан также целесообразно включать в категорию «бедных» как группу высокого риска, которая при малейшем ухудшении экономической ситуации также окажется за чертой бедности [131]. Учитывая эти 7%, доля бедных в России составляет около трети всего российского населения.

Согласно оценкам, представленным в ежегодном обзоре мирового благосостояния Credit Suisse, в 2016 году 10% наиболее обеспеченных россиян владели 89% совокупного благосостояния нашей страны. Причем, несмотря на кризис, за год эта доля выросла на 2%. От других стран с развитой экономикой Россия отличается в худшую сторону, к примеру, на долю 10% богатейших граждан Китая приходится 73% богатств, в США — 78%.

Эксперты Credit Suisse утверждают, что более 70% взрослого населения России относится к менее обеспеченной половине населения мира, в том числе четверть россиян — входит в группу самых бедных 20% человечества [132]. Удивительно, но даже в такой ситуации у россиян сохраняются патерналистские установки — согласно результатам социологических исследований [133] только 9% респондентов в России полагают, что должны самостоятельно проявлять инициативу и заботиться о себе, а 83% указывают на обязанность государства больше заботиться о своих гражданах. Только 6% респондентов считают, что сильное неравенство доходов среди населения все же позволяет людям видеть цель, благодаря которой они трудятся и работают. И дело не только в многолетней привычке к определенному укладу жизни. Причина хуже. Люди не надеются, что при существующей системе устроения страны у них есть реальная возможность обеспечить себе достойную жизнь самостоятельно. В 1990-м году, на волне перемен и ожиданий с ними связанных, четверть взрослого населения страны верили в такую возможность, в 2013-м иллюзии исчезли, и группа сократилась до 9%.

Таким образом, если рассматривать социальную стратификацию по критерию материального благосостояния, то можно утверждать следующее — общество трансформируется таким образом, что доля бедных в нашей стране увеличивается, неравенство растет, вера в собственные возможности ослабевает. Естественно такая ситуация будет только усиливать социальную напряженность, провоцировать накопление недовольства.

Недовольные текущим положением дел люди начнут искать политических субъектов, занимающихся не бессодержательной демагогией, а предлагающих работоспособные пути минимизации противоречий между состоятельной и малообеспеченной частью населения, повышения уровня благосостояния россиян, наращивания среднего класса, являющегося основой стабильности и развития.

Соответственно Партия Нового Типа должна акцентировать внимание на проблеме бедности в своих программных документах, превентивно анонсировать и популяризировать вероятные решения этой проблемы. Например.

1. Экономическое и нормативно-правовое стимулирование бизнеса к социальной ответственности.

2. Обеспечение в структуре государственного бюджета статьи поддержки экономики, с приоритетом создания рабочих мест.

3. Введение прогрессивных налоговых шкал с прогрессией по доходам.

4. Введение балансовых нормативов на фонд оплаты труда, на минимальную стоимость часа труда.

5. Нормативное регулирование банковской маржи, кредитной ставки, торговой надбавки и т.д.

Нетривиальность задачи заключается в том, что ПНТ должна защищать интересы малообеспеченной части населения, но не пренебрегать потребностями иных групп, стремясь к установлению баланса интересов и используя для этого инструменты государственной политики. Кроме того, необходимо нивелировать риски острых масштабных конфликтов, заблаговременно отслеживая и оценивая социальную ситуацию, и используя формирующуюся волну недовольства не для провоцирования социальных протестов, а в целях привлечения сторонников пути возрождения страны, формирования ядра активистов, перенаправляя негативную социальную энергию в позитивное русло.

 


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


ПРИМЕЧАНИЯ

[125] Тихонова Н. Е. Социальная структура России: теории и реальность. / Н. Е. Тихонова. — М. Новый хронограф: Ин-т социологии РАН, 2014. С. — 408 с.

[126] Там же.

[127] Тихонова Н. Е. Феномен бедности в современной России // Социологические исследования. 2014. № 1. С. 7–19. С. 8.

[128] URL: http://www.gks.ru/dbscripts/cbsd/dbinet.cgi

[129] По итогам первого полугодия за чертой бедности оказался каждый седьмой россиянин. URL: http://finance.rambler.ru/news/2015-9-9/za-chertoi-bednosti-okazalsia-kazhdyi/

[130] Российское общество: год в условиях кризиса и санкций. Информационно-аналитический материал по итогам общероссийского социологического исследования. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1140080765391

[131] Там же.

[132] Электронное периодическое издание Ведомости URL: http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/11/23/666552-10-rossiyan-natsionalnogo-bogatstva

[133] Россияне о свободе, демократии, государстве. URL: http://www.levada.ru/25-09-2013/rossiyane-o-svobode-demokratii-gosudarstve


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Превосходство, присвоение, неравенство

Уровень жизни

Социально-экономическое неравенство: состояние и пути преодоления

Как кризис влияет на российских граждан

Портрет статистического бедного

Богатые и бедные: вечный фактор социального напряжения

Экономия в условиях кризиса

Безработица в России



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
843
3303
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика