Статья Степана Сулакшина "Конституцию России надо менять радикально" в Независимой

Статья Степана Сулакшина "Конституцию России надо менять радикально" в Независимой Сегодня, 6 декабря, вышла статья Степана Сулакшина в Независимой газете о действующей Конституции России, её недостатках и о преимуществах макета Конституции Центра научной политической мысли и идеологии над текстом основного закона 1993 года.

Конституция, разработанная в рамках научной школы Центра научной политической мысли и идеологии, – профессиональный, кондиционный законопроект, готовый к внесению в компетентные органы для его принятия.

Однако сегодня ни наш проект Основного закона, ни любой другой в конституционную законотворческую процедуру предложить невозможно. Потому что в действующей Конституции 1993 года изобретен, образно говоря, большой амбарный замок, висящий на главах, посвященных основам конституционного строя, разрешающий вносить изменения в них только посредством Конституционного собрания. В Конституции оно объявлено необходимым процедурным элементом и требует принятия соответствующего федерального Конституционного закона о Конституционном собрании. Такового документа на сегодня не принято. Более того, альтернативы нашему проекту Закона «Об учреждении в России Конституционного собрания», также готовому к внесению в соответствующие органы, нет.

Год назад после презентации нашей Конституции администрация президента подала сигнал: нужен проект закона о Конституционном собрании, который и был представлен на Старую площадь. Однако неожиданно был объявлен отбой: где-то какие-то весы шевельнулись, и потребность в законе о Конституционном собрании вдруг исчезла – но ненадолго.

В последнее время в этом направлении наблюдаются значительные подвижки. Об этом, во-первых, говорит недавняя инициатива Фонда конституционных реформ, который стал периодически поднимать тему Конституции – поправок в нее или, что важно, полной замены. Во-вторых, есть слухи с самого верха политической пирамиды в России, что президент, отдавая должное роли нынешней Конституции, думает над ее альтернативой и, возможно, готовит свой проект Основного закона.

Наш конституционный проект неоднократно упрекали в том, что, во-первых, признавая многообразие идеологий, мы, в отличие от действующей Конституции, закрепляем государственную идеологию. Ценности бывают разные: очевидно, что у продавца ценность и цель одна – продать подороже, а у покупателя – прямо противоположная. Поэтому пакеты, упаковки и ценностные наборы в обществе разные: они могут даже конкурировать между собой. И многообразие идеологий заключается в том, что обществу нельзя запрещать выдвигать все свои законные ценностные предпочтения, которые мы и называем идеологией. В обществе должен быть дискурс, аргументация в пользу той или иной ценности.

В отличие от действующей, в предлагаемой Конституции вводится понятие политической оппозиции и закрепляются ее права. Это не ослабление государства. Напротив, его усиление. Ведь если происходит законная, открытая, прозрачная конкуренция идей, лучших решений для принятия и реализации в практике государственного управления и общественного развития, то эти решения в итоге лучшие! А монопольность несменяемой власти – прямой путь к деградации.

В действующей Конституции фактически заложен механизм монополизации власти, поскольку баланс ветвей власти серьезно искажен в пользу президентского института. В проекте Конституции это существенно исправлено. Больше того, в отличие от нынешней ситуации, в новой Конституции введен институт политической ответственности власти. Если сейчас государство только «ведает» (от нормы «в ведении») вопросами развития страны, то по новой Конституции оно «отвечает» за итоги развития. Оно – то есть и властные персоны тоже.

Понятие «высшие ценности России» – ключевое для проекта. Сейчас в Конституции одна ценность – права и свободы человека. Мало того что это одно и то же. Само государство – ценность или нет? Либералы говорят: не ценность, а ночной сторож, аппарат для оказания услуг при оплате налогов со стороны общества. Мы утверждаем: государство – наша общность, наша родина, впитывающая в себя нашу культуру, единство, оно одно на всех. И есть самая большая и единая для всех ценность.

А нравственность – разве не ценность? А безопасность и устойчивое развитие? Ценностей больше, чем только права и свободы. Кстати, если нет института ответственности и обязанности, то сами права становятся фикцией. Поэтому ответственность, обязанность, долг в новой Конституции введены как институт.

В новой Конституции многообразие идеологий как поле дискурса и выдвижения предпочтений совмещается с позицией: у страны, у народа должны быть единые идеология и ценностный выбор. В случае их отсутствия происходит замещение иновторжениями, в результате чего жизнеспособность государства и народа уменьшается и может упасть до критического уровня, при котором страна распадается. Так было в 1917 и 1991 годах. Президент Путин уже неоднократно заявлял, что России навязывается извне ультралиберальная идеология, не идущая на пользу стране.

Из этого следует, что государственная идеология – это единая, общая, выработанная на основе традиций, цивилизационной идентичности, предпочтений большинства населения ценностная матрица, которая, как в новой Конституции написано, формируется и поддерживается государством. Единственный актор и субъект, объединяющий страну, – государство, его институты, его политическая вершина, персонализированная в виде лидеров страны: президента и других политических лидеров. Поэтому если большинство в демократических процедурах формирует органы власти, своего лидера, приходящего под флагом идентичной идеологии, то она и становится единой государственной идеологией.

Важно подчеркнуть, что новая Конституция запретов и репрессий по поводу иных идеологий не устанавливает, кроме ограничений, являющихся общегуманитарными.

Проект Конституции – не набор малосвязанных «хотелок» какой-то человеческой группировки. Она построена на основе строгого алгоритма успешности страны, под которой понимается ее устойчивое прогрессивное развитие во всех сферах.

Обеспечить успешность страны можно, если правильно выстроить все жизнеустроительные институты в стране: экономику, финансы, бюджет, регионалистику, гуманитарную сферу, социальную сферу, внутреннюю, внешнюю политическую, оборонную и так далее. Но успех придет тогда, когда есть адекватное целеполагание: строить так-то, добиваться таких-то кондиций, состояний и конструктивов. А законы управления говорят, что целеполагание не может возникнуть без тех самых главных и основных ценностей, которые определены как высшие.

Проект Конституции потребовал 400 человеко-лет теоретических фундаментальных, практических компаративных и нормотворческих исследований и усилий. Под ним шесть томов научных результатов.

Если бы люди прочитали проект, они бы увидели, что их ценностная платформа, те самые права и свободы – право на частную собственность прежде всего, на бизнес-предпринимательство – там защищены и гораздо надежнее, чем в действующей Конституции. Потому что, во-первых, в тексте нашего Основного закона объявлена удивительно интересная со времен Карла Маркса новелла, снимающая главное противоречие эволюции человечества между трудом и капиталом.

Формулировка звучит так: «Предпринимательская деятельность – есть трудовая деятельность». Это тоже труд, но, как любой труд, он тоже подвержен регуляции, снимающей конфликт интересов между частным собственником, наемным трудом и обществом. Если не снимать этот конфликт, то появляются социальные революции, одна из которых, в частности, ждет нашу страну по итогам реализации Конституции 1993 года, которая лишь усиливает это противостояние.

Так называемый коэффициент фондов в социальном расслоении в России является практически рекордным среди всех сопоставимых стран. А это означает, что конфликт нарастает, и российским капиталистам либо придется ехать делить коридоры с Ходорковским, либо эмигрировать в Лондон.

Чтобы этого избежать и чтобы свобода предпринимательства реально могла иметь место, нужны регуляции, но какие? С каких позиций рентабельность некоторого бизнеса в России в разы превышает рентабельность на стабильном, рыночном, демократическом, либеральном Западе. Почему? Потому что здесь нет таких регуляций, но есть временщики, думающие, что смогут сбежать в условиях социальных потрясений, протестов и революций. Так не нужны стране никакие революции: стране нужны реальные свободы, реальная частная собственность, реальное предпринимательство, что в проекте Конституции и обеспечивается.

Поэтому в нашей Конституции прописана глава, регулирующая ключевые права, которыми озабочена либеральная общественность: частная собственность, право на обогащение, право на политическое оппонирование, защита прав политической оппозиции.

Новая Конституция делает шаги вперед по ключевым конструктам государства. Кроме правового и социального конструкта, закладывается конструкт нравственного государства. Имеется в виду, что государство будет генератором во всех своих функциях и институтах нравственности в обществе и у личности. Вместо просто светского предложен новый тип государства: светское веротерпимое.

Если в старой Конституции суверенитет страны фактически подчинен международным принципам и нормам, они позиционированы выше национальных, то в новой Конституции Россия не просто объявляется пассивной «частью мира», но отвечает за судьбы мира.

Новая Конституция ставит и решает проблему гарантий прав и свобод и прежде всего демократии как народовластия. На сегодня недостаточность конституционных решений сводит право избирать и быть избранным к богатству и административному ресурсу как фактическим цензам. Новая Конституция решает эту проблему.

Новая Конституция впервые ставит и решает проблему ренты и труда, как противостоящих способов обретения благ. Ставит проблему общестрановой и общенародной принадлежности природных ресурсов России. Проект пересматривает проблему несимметрии федеративного устройства. Возвращает статус геополитически большой державы, всегда выступавшей центром тяготения народов и соседних государств. В отличие от сегодняшней ситуации, когда именно ближайшие соседи стремятся убежать от России.

В новой Конституции поставлены десятки проблем и вызовов реальных общественных отношений, на которые найдены интегративные регулятивные решения, не находящиеся в рамках действующей Конституции.

Кстати, свобода слова, очень важная позиция, у нас также нашла отражение. В действующей Конституции написано просто, примитивно: «Цензура не допускается». Но, во-первых, этот принцип уже нарушен, ибо существуют такие понятия, как государственная и коммерческая тайны. А это не что иное, как цензура. Есть и неотъемлемая необходимость защищать общество от недостойных проявлений в СМИ. Поэтому цензура цензуре рознь.

Проблема общественной нравственности без нравственной цензуры не решается. Есть цензура априорная, разрешительная, а есть цензура контрольная. Есть цензура санкционная, вырабатывающая культуру свободы слова. Ведь в СМИ не допускаются площадная ругань и мат на центральной странице и в колонках. Поэтому такого рода регуляции нужны для защиты истинной свободы слова.

В новой Конституции защищается даже свобода мысли, что оговорено специально. Но как только ваша мысль покидает вашу головушку в виде слова, намерения или действия, то возникает регуляция. Что-то запрещается. Например, нельзя выйти на Красную площадь и там материться. Нельзя, хотя, может быть, вам на вашей кухне очень этого хочется. На кухне вас за это никто наказывать не будет, потому что то, что у вас в голове, – это дело вашей совести и ваших взаимоотношений с Богом. А в обществе, в коммуникациях регуляции необходимы, и не для запрета каких-то свобод, а для их реализации. Человечество эти свободы нашло и открыло не для того, чтобы потом превратить их в товар или в противоположность, что происходит сплошь и рядом. Новая Конституция защищает их в своем базисе, в своем естестве.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1297
4328
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика