Я устал, я ухожу...

Я устал, я ухожу...

Вчера, 2 июня, король Испании Хуан Карлос I отрёкся от престола в пользу старшего сына Фелипе, принца Астурийского. Тайны мадридского двора (в прямом смысле слова) не позволяют однозначно ответить на вопрос, что стало причиной такого шага. Среди выдвигаемых версий - состояние здоровья, тяжёлая экономическая ситуация, осложнение политической ситуации в Каталонии.

Комментирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Игорь Путинцев

Король Испании не имеет никаких самостоятельных полномочий и не несёт ответственности за государственную политику. Как и в других конституционных монархиях Европы, его деятельность до недавнего времени не подвергалась активной публичной критике.

Более того, в отличие от большинства европейских монархов, Хуан Карлос I – историческая фигура. Он был в центре событий во время политических реформ в Испании после смерти Франко.

То, что эти реформы прошли мирно и спокойно, обеспечило королю высокую популярность у населения, сохранявшуюся на протяжении десятилетий. СМИ умело поддерживали положительный образ короля: в заслугу ему ставились демократизация страны и волевое поведение во время попытки государственного переворота в 1981 г.

Ситуация изменилась в последние годы. Фигура короля перестала быть неприкосновенной для СМИ, а в городах прошли многотысячные митинги в поддержку отмены монархии. Формальными поводами для протестов и критики стали два скандала: участие короля в охоте на слонов в Ботсване и коррупционное расследование в отношении зятя Хуана Карлоса. Казалось бы, не самые значительные поводы привели к заметному падению поддержки короля у населения: если в начале 2012 г. деятельность короля получала одобрение 75 % населения, то в начале 2013 г. этот показатель упал до 50 %. В январе 2014 г. лишь 41 % опрошенных подтвердили, что относятся к королю «хорошо» или «очень хорошо», а 62 % поддержали идею о передаче королевских прав наследному принцу Фелипе. О поддержке монархии как института заявили лишь 49,9 % опрошенных.

Скандалы, бросающие тень на Хуана Карлоса, не являются сами по себе столь значимыми событиями, которые непременно должны были привести к значительному падению популярности и тем более к отречению. Главной проблемой для Хуана Карлоса стало то, что эти скандалы случились крайне не вовремя.

Испания очень тяжело переносит последствия финансового кризиса: уровень безработицы с конца 2007 г. по начало 2014 г. вырос с 8 % до 26 %, причём в среде молодёжи этот показатель достигает 54 %. В стране растут протестные настроения, направленные не только против какой-либо из системных партий, но и против политической элиты в целом: так, на выборах в Европарламент в мае 2014 г. суммарная поддержка двух главных партий упала с 81 % до 49 %, а поддержка крайне левых сил, выступающих за отмену монархии, возросла с 4 % до 18 %. Неудивительно, что в этих условиях скандалы вокруг Хуана Карлоса привели к широкому недовольству.

Лично Хуану Карлосу рост протестных настроений напрямую не угрожал: в его правление две крупнейшие партии Испании не допустили бы отмены монархии. (Во-первых, они являются основными бенефициарами действующей политической системы и не заинтересованы в её изменении, а, во-вторых, король является символом единства Испании в условиях усиления сецессионистских настроений в Каталонии). Однако падение общественной поддержки короля и монархии ставит под вопрос сохранение династии в будущем. Если широкое недовольство монархией станет постоянным, то со временем крупнейшим партиям Испании будет сложнее сохранять приверженность монархической форме правления.

Видимо, с учётом этих соображений Хуан Карлос и принял решение об отречении. Непременной предпосылкой для сохранения монархии в западноевропейских обществах и странах Содружества является то, что монарх, лишённый реальной власти, выступает как символ единства общества. Если в обществе нет единства взглядов в отношении монархии (как это наблюдается, например, в Австралии), то монархия существует в «подвешенном» состоянии. Испанская монархия, которая возникла в её современном виде позже, чем другие европейские монархии, ещё должна пройти проверку временем, чтобы стать неоспоримой государственной традицией. Хуан Карлос приложил к тому немало усилий: в конце 1970-х – начале 1980-х гг. ему удалось сохранить престол в условиях коренной трансформации политической системы, а сейчас он принял решение пожертвовать личными интересами в пользу интересов династии.

Наследный принц Фелипе сейчас является более популярным, чем действующий король. Он ведёт относительно скромный образ жизни и не замешан ни в одном скандале. Передача престола сыну будет подаваться как широкий жест, шаг навстречу обществу, призванный не допустить раскола по вопросу о монархии. Это повышает шансы на сохранение испанской монархии в будущем.

При этом отречение Хуана Карлоса неправомерно ставить в один ряд с отречением королевы Нидерландов Беатрикс и короля Бельгии Альберта II в 2013 г. В случае Хуана Карлоса определяющими были политические мотивы, в то время как монархи Нидерландов и Бельгии руководствовались не политическими, а личными мотивами.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
711
2243
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика