Пить станет дешевле, пить станет веселее

Пить станет дешевле, пить станет веселее

Максим Волков

С 1 февраля 2015 г. Росалкогольрегулирование снизит минимальную розничную цену на крепкий алкоголь. Бутылку водки можно будет купить не за 220 р., а за 185 р. Причины столь невиданной щедрости вполне понятны.

По заявлению главы РАР Игоря Чуянова:

Мы видим железобетонную связь снижения продаж со стоимостью водки на полке уже второй год подряд. МРЦ на водку за год выросла со 170 до 220 руб., а денег у потребителей больше не стало. Легальный рынок потерял 14% потребителей, которые перешли на продукцию из теневого сектора.

В настоящее время со стандартной бутылки водки 0,5 л в казну идет 100 рублей (акциз повышать пока не планируют). По сообщению вице-премьера Александра Хлопонина, ежегодно бюджет теряет из-за нелегального алкоголя 30-50 млрд рублей.

Действительно, судя по статистике производства и продаж, потребители не готовы платить за бутылку 250-300 рублей:


Но все ли из тех, кто отказался покупать дорогую водку в магазине, перешли на дешевые суррогаты – вопрос дискуссионный.

По сообщению СМИ, инициатива снижения минимальной розничной цены исходила из администрации президента. Появилось мнение, что, во-первых, бюджет терпит убытки, во-вторых, борьба с алкоголизацией населения путем повышения цен себя не оправдала. 

Если первый пункт не вызывает сомнения, то со вторым несколько сложнее.

Борьба с зеленым змеем в России актуальна жизненно – в самом прямом смысле. Смертность от отравления алкоголем в количественном выражении не велика. Зато у этого показателя есть интересная особенность – он полностью коррелирует с общим уровнем смертности. Больше пьют – чаще травятся, больше совершается убийств, самоубийств, больше инфарктов, ДТП со смертельным исходом и т.д. Другими словами, главной причиной смертности россиян является алкоголь и последствия его употребления.

В кризисные периоды потребление алкоголя возрастает. Казалось бы, бросать пить по причине нехватки финансов никто не собирается. Но, между тем, смертность от алкогольного отравления почему-то напрямую коррелирует с объемами легального производства, с временным лагом в 1-2 года:


Цены подняли – продажи упали – легальное производство снизилось – население, как сообщается, перешло на суррогаты, а уровень смертности все равно упал. Цены уменьшили – продажи увеличились – объемы производства совершенно легальной водки выросли – через год-два количество смертей подскочило.

Многое становится понятнее, если заменить в тексте слово «водка» на «героин». 

В настоящее время официальные лица фактически говорят:

Население отказывается покупать наши наркотики, потому что они дорогие, а покупает чужие, потому что они дешевые. А мы снизим цену – все будут покупать только у нас.

Да какая разница от чьей водки человек в итоге загнется?! Конечно, для государства выгоднее, чтобы от казенной. Но разговор совершенно не об этом.

Во-первых, представители конечной группы, которые и влияют на статистику – сформировавшиеся алкоголики/наркоманы – делают выбор не между ценой и качеством, а между качеством и количеством – всегда в пользу количества. При таких вводных легальные производители и продавцы никогда не смогут предоставить данной целевой аудитории конкурентный продукт. Фармацевтические компании не конкуренты варщикам дезоморфина, они вообще существуют на разных пластах реальности.

Во-вторых, приоритетная задача государства – не сокращать количество спившихся – их количество сократится по естественным причинам – а сделать так, чтобы эта социальная группа не пополнялась, например за счет молодежи или «культурно выпивающих». Для данной категории граждан, являющихся участниками экономических отношений, цена – один из факторов, которые определяют «выпить или не выпить сегодня». И если цена высокая, то совершенно не факт, что они побегут в аптеку за «боярышником» – этология здорового, неопустившегося человека допускает различные варианты развития событий.

В-третьих, если растут нелегальные продажи, то самое логичное – бороться с нелегальными продавцами и производителями, а не бороться с ними за покупателя.

Утверждать, что цена не влияет на потребление, нельзя – влияет. Но влияет не только цена, а множество факторов. Одной лишь игрой с ценниками проблему не решить – необходимы адекватная стратегия и комплексный, системный, последовательный подход.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2339
8021
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика