Если снова случаются теракты…

Если снова случаются теракты…

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер. Союз народной журналистики (Новосибирск).

Значит, это кому-то нужно.

Наверное очень банально звучит. Но в этой банальности и заключается весь жестокий смысл терроризма. И за ней же всегда скрывается заказчик и организатор.

Именно этим теракты и отличаются от пожаров, техногенных катастроф и многих других трагедий, которые зачастую бывают результатом халатности, экономии или стечения обстоятельств.

Теракты никогда не совершаются случайно или по ошибке — это всегда результат целенаправленных усилий.

Цель теракта — привлечение внимания и манипуляция обществом через запугивание, создание атмосферы страха. Эксплуатация инстинкта самосохранения.

Целью теракта также может быть переключение внимания общества с экономических и социальных проблем на проблему терроризма — это тоже разновидность манипуляции.

И еще целью теракта может быть… консолидация общества за счет создания образа невидимого и опасного врага, с которым нужно вести непрерывную борьбу, ради которой общество согласится на ограничение прав и свобод, расширение полномочий спецслужб, создание новых спецслужб и ведомств и так далее, вплоть до военных операций в других странах, где по официальной версии скрываются террористы или их покровители (см. теракты 11 сентября и последующую операцию в Афганистане, которая продолжается до сих пор).

Кстати, в либеральном учении существует такая теория, что для сохранения целостности либерального общества необходим образ врага, иначе общество станет неуправляемым. А террористы — очень удобный враг, образ которого можно эксплуатировать неограниченно долго, играя с обществом в бесконечные «кошки-мышки».

Конечно, бывают еще террористы-одиночки — сумасшедшие, отчаявшиеся, расширенные самоубийцы (те, кто решает уйти из жизни, захватив с собой побольше окружающих), но это особый случай.

Теперь давайте перейдем от теории к конкретике:

Кто и с какой целью совершил вчерашний взрыв в питерском метро?

Учитывая, что было найдено второе взрывное устройство, которое не сработало, версию про террориста-одиночку можно отложить в сторону сразу. К тому же, для одиночки было бы проще устроить взрыв в каком-нибудь более доступном месте, чем поезд метро.

Вообще, со вторым взрывным устройством возникает сразу несколько вопросов:

Если было запланировано больше одного взрыва, то почему два, а не три и не пять?

Почему не сработало второе устройство — случайность или его вообще не планировали взрывать, а просто хотели, чтобы оно было обнаружено для «пущего устрашения»?

Если теракт готовили профессионалы, то странно, что не сработало второе устройство и что их было «всего» два. Если же теракт готовили дилетанты — странно, что в качестве объекта выбрали метро — охраняемый объект, проникновение в который сопряжено с риском, особенно если закладывается сразу два устройства — могли же на одном из них спалиться.

По той бомбе, которая взорвалась, тоже есть вопросы. Судя по повреждениям в вагоне и рассказам свидетелей, поражающих элементов было немного. Огонь и взрывная волна были изрядные, а вот множества поражающих элементов, которые должны были превратить вагон в решето — их нет.

Всему этому я могу дать только одно логическое объяснение:

Цель заключалась не в большом количестве жертв, а в самом факте теракта.

Теракт как бы обозначили, не устраивая его в полную силу.

Может быть это звучит цинично по отношению к 11 погибшим, но согласитесь, что если бы террористы задались целью устроить масштабный теракт, то жертв оказалось бы намного больше. Если бы в сработавшей бомбе было больше поражающих элементов, если бы ее разместили в другом месте, если бы сработало второе устройство, если бы было третье…

Вот и выходит, что цель была не в максимальном количестве погибших, а в обозначении теракта как такового.

Так кому это было нужно?

Хочу также обратить внимание, что у террористических организаций и группировок, ведущих «священную войну», принято сразу брать на себя ответственность за теракт и заявлять, что это сделали именно они.

Организации и группировки, избравшие террор в качестве метода ведения своей «священной войны», всегда открыто заявляют о своих акциях.

Фашисты никогда не стеснялись публично казнить и сжигать местных жителей, замеченных в поддержке партизан. Более того — всячески распространяли информацию о своих расправах, стремясь внедрить мысль, что «так будет с каждым».

Украинские необандеровцы тоже не стесняются теракта 2 мая, наоборот — считают его своим достижением, своей маленькой победой над врагами «свободной Украины».

ИГИЛ опять же не стесняется признаваться в терроре, наоборот — старательно распространяет видео публичных казней и расправ, «рекламирует» акции своих смертников.

Джихадистам, фундаменталистам, карателям — всегда выгодно признаваться в делах рук своих — так они создают свой образ — образ сильных и страшных, беспощадных, образ жестоких победителей; так они набираются уверенности в собственных силах и привлекают в свои ряды новых боевиков, новых смертников, новых карателей.

Ни одна организация, открыто вставшая на путь террора, не будет открещиваться от совершенного ее боевиками теракта. И замалчивать его тоже не будет — сразу объявит на весь мир, что это сделали ее бойцы. Но кто взял на себя ответственность за питерский теракт? Если никто — значит это работа каких-то спецслужб, которые не хотят рекламировать свою причастность к теракту.

Если никто не берет на себя ответственность за теракт — значит это часть секретной программы по созданию образа врага для усиления контроля над либеральным обществом и/или для отвлечения внимания от социальных и экономических проблем.

Есть еще вариант — привет от спецслужб одной страны спецслужбам другой страны. Хотя это менее вероятно, потому что иностранные спецслужбы обычно передают друг другу привет по-другому. Самолетами, например. Метро — не тот формат. Хотя, всякое возможно.

Вообще, я ни на чем не настаиваю — думайте сами, кому это было нужно.

Я просто напомню напоследок, что в Советском Союзе теракты и попытки их совершения не предавались огласке, не «рекламировались» по телевидению. Советские спецслужбы вели борьбу с иностранными диверсантами, не запугивая общество кошмарами международного терроризма — просто тихо делали свое дело.

Хотя, тут у меня возникла шальная мысль — а может быть потому и нет больше Союза? Может быть надо было наоборот?

Если все на самом деле так, как я сейчас подумал, то все это очень паршиво. Неужели вот так оно и должно быть? Неужели нельзя жить по-другому?..

Источник




Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1007
3421
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика