Почему Россия за весь долгий период интеграции на постсоветском пространстве так и не смогла добиться создания единой валютной системы в рамках Евразийского экономического союза?

Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор Степан Сулакшин

– Проблема заключается в либеральном монетаристском эксперименте, который проводится над нашей страной.

Сегодня на уровне мировой резервной валюты доминирует доллар США, проигрывает соревнование евро и выходит на ковер юань.

На уровне евразийской интеграции, Таможенного союза уже почти в течение 20-ти лет ставится вопрос о создании единой валюты, единой финансовой системы. Но воз и ныне там, поскольку суверенной финансовой системы национальной валюты нет внутри самой России. Это несколько преувеличенное утверждение, но в своей основе правильное. Ведь те поистине диверсионные денежно-кредитные, монетаристские идеи, которые были внедрены в России со времен Е. Гайдара, фактически уничтожили значение и значимость национальной суверенной рублевой денежной массы.

На рынке Китая юаней в 1,8 раза больше ценового выражения ВВП Китая. А в России рублей в 2,5 раза меньше ценового выражения ВВП. Как наша экономика может работать? Ясно, что только лишь при наличии теневого сектора, гипертрофированного объема оборота наличных, суррогатного денежного обмена - позиций теневой и криминальной экономики. При таком объеме рублевого обеспечения даже мечтать о том, что рубль может выступить как валюта, притягивающая экономические интересы окрестных государств, очень трудно.

В отличие от США, которые кредитуют весь мир, предлагая неограниченные объемы долларовой ликвидности, Россия это не делает. Все, что может предложить наша страна - это сырье. При этом даже высокоэффективные по норме добавленной стоимости продукции наукоемкие современные отрасли Россия сворачивает, как и инвестиционную кредитную деятельность в своем геополитическом окружении. В такой ситуации полагать, что рубль может рассчитывать на какой-то прогресс, на усиление своих позиций, хотя бы на паритетность в обменах с Китаем в зоне юаня, просто нереально.

За риторикой финансовых властей страны о претензиях на превращение Москвы в мировой финансовый центр стоит прямо противоположная стратегия. Рубль утрачивает свое значение, Россия теряет аттрактивные позиции в ближайшей геоэкономической зоне, и все более превращается во второстепенную страну, экономика которой зависит от доллара сегодня и устремлена к зависимости от юаня в так называемом геополитическом повороте на Восток. Нужно понимать, что ждет нашу страну на этом пути сворачивания своей геоэкономической роли лидера, и решительно сменить его.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
588
2014
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика