С чем, по Вашему мнению, связана публичная демонстрация размещения ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области?

Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор Степан Сулакшин

Активизация Россией так называемых внезапных проверок ВС в различных регионах страны, патрулирование стратегическими бомбардировщиками акватории мирового океана, передислокация ударных комплексов «Искандер» - все эти мероприятия, конечно, связаны с внешнеполитическим кризисом вокруг Донбасса и Украины.

Запад, США, точно оценивая слабость российской позиции, сформированную за прошедшие 20 лет не суверенную экономику, финансовую систему, применили эффективные финансово-экономические санкции. Они дают свой экономический эффект в ущерб России, измеряемый суммами более 100 млрд долларов. Сегодня мы наблюдаем сокращение ВВП, рост безработицы, иными словами, формируется уже политический эффект от санкций, который заключается в ослаблении позиции президента и сужении круга персональной лояльности среди элит. 

Президент Путин держит очень жесткую позицию, понимая, что внутренний политический ресурс, связанный с присоединением Крыма, не может быть вечным. Его исчерпания для политической судьбы еще более опасно, чем конфронтация с Западом. Каков ресурс ответа страны на столь мощное политическое и экономическое давление на Россию? Учитывая, что ее экономика, в результате безответственной девальвации рубля, уже менее 1% от мировой, встречные экономические демарши не ведут ни к чему, кроме ущерба самой России. 

Солидарную по Крыму позицию России не заняла ни одна значимая страна мира. Это очень опасный политический провал страны. Политический ресурс для ответа на внешние вызовы у Кремля практически отсутствует. Остается информационный и военный ресурс. Информационные усилия резонны, активны, наращиваются, но сопоставить мощь западного информационного потока и российских возможностей не представляется возможным. 

Таким образом, из всех возможных ресурсов ответа и встречного политического наступления на консолидированный Запад остается один – военный. Это очень опасное поле для игры, потому что по совокупности НАТОвские войска существенно превосходят российские неядерные вооруженные силы. Заявление Путина в фильме к годовщине присоединения Крыма о том, что этот вопрос увязан с российским ядерным потенциалом серьезный и сильный ход, но ход обоюдоострый. 

Во-первых, до конца признать готовность России на ядерный конфликт в связи с крымским вопросом Западу будет трудно. Ибо соотношение этих потенциалов в недалеком политическом прошлом было публично оценено вице-премьером правительства Дмитрием Рогозиным. По его заявлению, в случае ядерного конфликта  американцы способны за шесть часов уничтожить основной ядерный потенциал России. Вероятно вице-премьер, курирующий оборонный комплекс, знает, о чем говорит. 

Передислокация «Искандеров» в Калининградскую область все же представляется сильным политическим ходом на театре потенциальных военных действий и в сфере неядерных вооружений. Это не новая тактика, она уже апробировалась в борьбе России с планами НАТО и США по созданию плацдарма ПРО в Восточной Европе. Нельзя сказать, что эти пробные шаги были совсем безрезультатными, но и полагать, что они способны парировать нынешнее консолидированное давление Запада на Россию не приходится.

Перемещение «Искандеров» к границам ЕС это возможная рациональная реакция России в условиях создавшихся угроз ее национальной безопасности с западного направления. Вместе с тем, содержание внутриполитической стратегии страны в направлении ее суверенности невозможно без реставрации внешнеполитического позиционирования России. Военные методы типа передислокации носят  очевидно паллиативный характер и не в состоянии снять новые угрозы стране. Они сгенерированы негодной либеральной политической моделью страны, которую развивали все послесоветские годы.

Тут еще предстоят труднейшие решения, дай бог, чтобы они были приняты президентом. В противном случае накопление давления этих нерешенных проблем может привести к резкой внутриполитической дестабилизации и угрозам правящему режиму.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2028
5988
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика